История парламентаризма в области

Содержание

  1. Вятка непокоренная
  2. Вятская республика
  3. Вятка в составе княжества Московского
  4. История Дум
  5. Советы
  6. Становление законодательной власти
  7. Представительная власть в переходный период
  8. От областной Думы к Законодательному Собранию

Вятка непокоренная

Вятская земля – одна из всех русских земель управлялась без князей. Она сохранила чистое народоправство и не нуждалась в княжеской власти. Природа помогала ей защи­щаться от метрополий и князей. Как свидетельствует историк Костомаров, “вятчане управлялись сами собою, вечем – по образцу новгородскому”.

О своеволии вятского народа писал Никодим Казанский, назвавший этот регион “мужицким царством”. По его словам, здесь до XIX века сохранялся “древний кочующий дух”, про­являвшийся в склонности к переселенчеству. Особо он подчер­кивал, что вятчанам “приказывать нельзя, надо умолять”.

Кремль города Хлынова в 1692 году

Кремль города Хлынова в 1692 году

Князья российские, желая покорить хлыновцев, приходили с многими войсками. Однако храбрые вятчане так защища­ли свою вольность, что ни один из них не мог поколебать их самовластия и все возвращались с неудачей.

Чингиз-Хан в лето 6754 (спустя 55 лет от прихода нов­городцев на Вятку) завоевал Россию, Польшу, Венгрию и разрушил древнее царство Команское. Но страною Вятской завладеть так и не смог.

Из тех немногих исторических документов, что сохрани­лись до наших дней, можно понять, как важно было для Зо­лотой Орды задушить, подчинить себе этот молодой, только народившийся город России. Они свидетельствуют, что татары до 10 раз поднимались рекою Вяткою до города Хлынова, попутно грабя и разоряя мелкие города, осаждали его, но никак не могли взять. Город Хлынов был неприступен.

Вятская республика

Ушкуйники
Ушкуйники

О внутреннем устройстве Вятской республики можно вы­сказать следующие предположения. В укрепленных город­ках (слободах), по крайней мере вначале, жила в основном “лихая вольница”. За предоставляемое покровительство и защиту сельское население, в том числе и замиренные во­тяки, платили определенный налог продуктами и мехами. Все взрослое мужское население городов (в отсутствие мужа его заменяла жена) по новгородской традиции участвовало в ежегодных выборах главных лиц местной власти: воевод, подвойских (судей-исполнителей), писарей, церковного старосты и др., обсуждало важнейшие спорные вопросы текущей жизни.

Конечно, реальной властью и авторитетом часто пользова­лись более состоятельные и удачливые в военном отношении матерые личности вроде Никитина, Рассохина и Шемяки (не всегда даже выходцы из Новгородской земли), обладавшие силовой поддержкой, в том числе в лице далеких друзей и покровителей.

Можно сказать, что на Вятке той поры, как и на любой окраине этноса в период агонии старого и зарождения нового государства, появилось альтернативное московскому вятское ядро этногенеза. Сначала, как когда-то древних руссов, их называли отвлеченным именем “ушкуйники-вотманы”, затем по месту обитания – хлыны или вятчане. Они противопостав­ляли себя всем остальным окружающим народам, в том числе москвичам, устюжанам, владимирцам. Плененных язычников по традиции тех лет продавали в Поволжье на рынках ра­бов. Христианский полон с Двины и Устюга селили на Вятке. Похоже, что население Хлынова и его округов накануне за­воевания Москвой представляло собой сообщество выходцев из разных племен и народов. В общем, налицо все признаки появления особого государства и зародыша нового этноса.

Князь галицкий Дмитрий Юрьевич Шемяка, подбивший вятчан на борьбу против Василия II (Темного)

Князь галицкий
Дмитрий Юрьевич Шемяка,
подбивший вятчан
на борьбу против
Василия II (Темного)

Процесс становления обновленного русского этноса был оборван распадом антимосковской оппозиции, последовав­шим за вероломным убийством галицкого князя Шемяки. По­сле этого Москве удалось поодиночке придавить Новгород, Казань и Вятку.

Вятка в составе княжества Московского

Хлынов подчинился князю московскому в 1489 году.

Однако не прошло и века, как вятчане вернули себе право самоуправляться. В 30-50-е годы XVI века в вятских городах произошли народные волнения, вызванные непомерными поборами и злоупотреблениями наместников. Правительство вынуждено было пойти на уступки. Города получили “губные грамоты”, устанавливавшие выборное управление. Первую “губную грамоту” получил в 1540 году город Слободской, остальные города вятской земли – через два года.

В 1557 году вместо наместнического правления была окончательно введена земская система. Местное население стало выбирать земских старост, слободчиков, губных голов, таможенных целовальников, сельских старост и на другие должности. Центральную власть представляли воеводы и вы­борные городовые приказчики, осуществлявшие военное и полицейское руководство в городах.

Важнейшее значение для вятского края имели админи­стративные реформы Петра Великого. В 1699 году была проведена реформа городского управления. В вятских го­родах были организованы земские избы, в которых сидели избранные городским населением бурмистры. Земские избы непосредственно подчинялись Московской ратуше и ведали городским хозяйством и благоустройством, сбо­ром прямых и косвенных налогов и судебными делами в городах. Таким образом, городское население изымалось из-под власти местных воевод.

Григорий Кощеев, вятский силач

Григорий Кощеев,
вятский силач

В начале XVIII века уездами управляли назначаемые правительством воеводы, подчинявшиеся Новгородской чет­верти и Приказу Казанского дворца. Учрежденными в 1708 году губерниями управляли губернаторы, которым подчи­нялись уездные, а с 1719 года – провинциальные воеводы. В 1796 году Вятское наместничество было преобразовано в губернию. Всего с 1798 года в Вятке сменился 31 губер­натор.

История Дум

Городские Думы

Первая городская Дума была выбрана в Вятке в 1793 году. В Думах заседали представители трех сословий: гильдейских купцов, цеховых ремесленников и посадских людей. Пред­седателем был городской голова.

Думы ведали вопросами городского хозяйства: благо­устройством, продовольственным делом, развитием торговли и промыслов, защитой сословных прав. Они не обладали принудительной властью и находились под контролем гу­бернатора, который мог наложить вето на любое их поста­новление. Гласные Думы (депутаты) избирались на четыре года и выбирали из своего состава членов городской управы, которая была исполнительным органом. В 1892 году город­ской голова и члены управы были объявлены состоящими на государственной службе.

В ведении Думы находились капиталы и имущество города. Ее гласные руководили торговлей, городским кредитом, про­свещением, медициной, благотворительным делом. В ведении Вятской городской Думы, к примеру, находились городской водопровод, скотобойня, кирпичный и гончарный заводы, а также электрическая и телефонная станции, ассенизационный обоз, городские весы, общественный банк.

Последние выборы городских Дум прошли в Вятской губер­нии в соответствии с законом Временного правительства от 15 февраля 1917 года. Но просуществовали Думы недолго.

Представители Вятской губернии в Государственной Думе

Василий Сильвестрович Вихарев, депутат первой Государственной Думы от Вятской губернии

Василий Сильвестрович
Вихарев, депутат
первой Государственной
Думы от Вятской
губернии

Первый представительный орган власти в России был создан по историческим меркам совсем недавно, чуть более 100 лет назад. Манифест об учреждении Государственной Думы император Николай Второй подписал в разгар первой русской революции 1905 года.

Либерально настроенная часть россиян, прежде всего земство, интеллигенция, крестьяне, ликовала и надеялась на коренные изменения в стране. Один из участников тех собы­тий, известный вятский общественный деятель Павел Садырин, либерал и кадет, назвал это великим делом перемены старого порядка на новый.

…Революционная Россия, восстания, льется кровь. Народ недоволен. Полицейские, жандармы, войска подавляют кре­стьянские выступления, а Садырин пишет: “Отныне голос народа устами своих избранников может свободно звучать на всю Рос­сию и весь мир. Путь русского народа до Государственной Думы усеян тысячами человеческих жертв. Много борцов за свободу в России погибли. Много их томилось в тюрьмах и ссылке. Много их и по сие время наполняет холодные казематы наших крепо­стей и острогов. Народные депутаты сознают, что они пришли в Думу при содействии борцов за освобождение России”.

Выборы в первую Государственную Думу прошли в начале 1906-го. В том числе и в Вятской губернии. Здесь они немного задержались, потому что губерния находилась на военном положении и всякие собрания были запрещены. Понадо­билось отдельное распоряжение губернатора о проведении предвыборных собраний. Оно было напечатано в “Губерн­ских ведомостях” в разделе официальных объявлений.

Выборы проходили по четырем куриям – землевладельче­ской, городской, рабочей и крестьянской. И вот, наконец, 14 – 16 апреля по старому стилю (27 – 29 апреля) в Вятской губернии состоялись выборы депутатов в Государственную Думу. Было избрано 13 человек, представлявших разные слои населения – агрономы, учителя, врачи, крестьяне и один рабочий. Всем им пришлось выдержать нелегкий экзамен на народное доверие – система выборов была куда сложнее, чем сегодня.

Заседание первой Государственной Думы
Заседание первой Государственной Думы

Выборы были многоступенчатыми. Например, от крестьян вы­боры происходили следующим образом: на сходе избирали вы­борщиков в уезд, на уездном собрании выбирали в губернское собрание, где затем определялись с депутатами в Госдуму.

По положению о выборах были лишены права голосовать учащиеся, военнослужащие, малоимущие, рабочие мелких предприятий с численностью менее 50 человек. И – женщины. Исключение – женщины обеспеченные, имевшие большую недвижимость. Но и в этом случае они писали доверенность на мужа, брата или кого-то из родственников, передавая свое право голоса. “Любезный супруг, имея в городе Вятке не­движимое имущество, обложенное городским сбором, имею право на основании его участвовать в выборах в Госдуму и передаю это право Вам, как моему мужу”, – писала жена священника Антонина Ивановна Танаевская.

Немало людей в то время было категорически против лю­бых демократических преобразований. Многие считали, что выборы – это уступка на время революции, потом все вернется на круги своя. Так и не выдвинула своего депутата столица Вятской губернии. Из 19 тысяч человек, которые имели право голоса, на выборы явились только 6,5 тысяч человек.

Профессор С.А. Муромцев, председатель первой Государственной Думы

Профессор
С.А. Муромцев,
председатель первой
Государственной Думы

В ходе избирательной кампании между оппонентами шла острая политическая борьба. Порой дело доходило до угроз физической расправы над депутатами, которые неправильно будут голосовать. Газета “Вятская жизнь” пишет: “В выборах в одной из волостей здание окружили ратники, вооруженные саблями. Через этот коридор урядников проходили избира­тели. Им прямо сказали: “Не выберете, мы вас…”.

Среди избранных депутатов Госдумы было немало вы­сокообразованных людей. На Вахтийском сельском сходе Гвоздевской волости на одной из встреч с крестьянами Павел Александрович Садырин так определил крите­рии, которым должен отвечать депутат: “Чтобы успешно работать в Государственной Думе, надо иметь хорошее образование, дабы возражать и спорить с чиновниками, министрами, властителями”.

Сам Садырин, выходец из крестьян, учился в Вятском зем­ском реальном училище, после – в Московском сельскохозяй­ственном институте. Хорошее образование и агрономическая практика сделали из него грамотного специалиста. Знаток своего дела и либерал он пришел в Думу, как и многие его коллеги, с надеждой разрешить извечный “земельный” во­прос.

Они хотели поделить землю “по справедливости” – то есть между крестьянами. Министры не согласились: “Лишая поме­щиков земли, мы подтачиваем основу всего существующего строя. Нам это не подходит”.

Депутаты призывали императора упразднить Государ­ственный Совет, состоящий из высших чиновников, дворян и других зажиточных классов. Государю, писали они, следует поддержать Думу в ее намерениях издать законы, гаранти­рующие действительную свободу слова, печати, вероиспо­ведания, собраний и союзов, стачек, неприкосновенность личности, отмену навсегда смертной казни. Думцы едино­гласно проголосовали за полную политическую амнистию. Тогдашний премьер-министр Горемыкин в ответ на это заявил, что этого не будет никогда.

Взаимопонимания первый российский парламент и цар­ское правительство не нашли. Через 72 дня император рас­пустил Думу.

Опальные депутаты собрались в Выборге, где приняли воз­звание. Они призвали не платить правительству ни копейки налогов, не отдавать ни одного солдата в царскую армию. В ответ вышло распоряжение министра внутренних дел: всех депутатов арестовать и заключить в тюрьму сроком на 3 месяца.

Таврический дворец, в котором заседала первая Государственная Дума
Таврический дворец, в котором заседала первая Государственная Дума

Практически все прошли через аресты и ссылки. Им отка­зывали в работе, а депутатов-священников лишали духовного сана.

В одном из своих писем из Петербурга Садырин, словно предчувствуя скорый роспуск Думы, писал: “Скоро ли, поздно ли Дума разойдется, или ее распустят, – она постарается оставить стране всеобщее избирательное право. Чтобы новая Дума была собрана из представителей всего народа. Чтобы при новых выборах не было целых групп или классов насе­ления, которые обойдены при нынешних выборах”.

История показала, чего стоит право голоса в нашей стра­не. Тысячи людей заплатили за него поломанными судьбами. Но именно оно является фундаментом демократического го­сударства, государства, которое мечтали построить депутаты первой Государственной Думы.

Имена первых депутатов Госдумы от Вятской губернии:

  • Бирюков Николай Игнатьевич
  • Депутаты первой Государственной Думы

    Депутаты первой
    Государственной Думы

  • Вихарев Василий Сильвестрович
  • Корнильев Сергей Михайлович
  • Кузнецов Иван Осипович
  • Ложкин Сергей Васильевич
  • Мамаев Егор Петрович
  • Нечаев Виктор Саввич
  • Овчинников Иван Никифорович
  • Огнев Николай Васильевич
  • Садырин Павел Александрович
  • Тумбусов Степан Яковлевич
  • Хусаинов Шамсутдин Хусаинович
  • Целоусов Павел Филиппович

Советы

Обращение Вятского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов к трудящимся губернии с сообщением о провозглашении Советской власти (25.11.1917)

Обращение Вятского Совета рабочих,
крестьянских и солдатских депутатов
к трудящимся губернии с сообщением
о провозглашении Советской
власти (25.11.1917)

После Февральской революции в Вятке, по примеру Пе­трограда, был создан Совет рабочих, крестьянских и солдат­ских депутатов. Первое его заседание состоялось 14 марта. Вскоре Советы были созданы во всех уездах губернии и ряде волостей.

Весть об Октябрьской революции пришла к нам 27 октя­бря 1917 года (по старому стилю). В ночь с 25 на 26 ноября состоялось заседание Вятского губернского Совета, на кото­ром было принято решение о передаче всей власти Совету и учрежденному им Революционно-исполнительному комитету. Но окончательную победу Советы одержали только 1 декабря. Почти на месяц позже, чем в Центральной России, в Вятке была установлена Советская власть.

Взяв власть в свои руки, Советы занялись ломкой старого аппарата государственного управления и созданием ново­го. После принятия 15 января 1918 года декрета о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии Советы стали назы­ваться Советами рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Эта система была законодательно закреплена в 1918 году Конституцией РСФСР. Она включала в себя Все­российский съезд Советов, областные, губернские, уездные, волостные съезды Советов и Советы городов, поселков, сел, деревень.

Правом избирать и быть избранными пользовались граждане, независимо от их вероисповедания, нацио­нальности или оседлости, достигшие 18-летнего возраста и занимающиеся общественно полезным трудом, а также солдаты и матросы. Но лица, использующие наемный труд с целью извлечения прибыли, живущие на нетрудовые до­ходы, были лишены избирательных прав. К “лишенцам” относились также частные торговцы, монахи, священно­служители, служащие и агенты бывшей полиции, жандар­мерии. Не получили избирательных прав по Конституции 1918 года умалишенные, душевнобольные, состоявшие под опекой, осужденные за преступления.

31 января 1918 года Советы Вятской губернии приня­ли решение ликвидировать Вятскую губернскую земскую управу, распустить Вятскую городскую Думу и ее управу. Губернскую власть I Съезд рабочих, солдатских и крестьян­ских депутатов Вятской губернии постановил организовать следующим образом:

Вся полнота власти в Вятской губернии принадлежит Общегубернскому съезду рабочих, крестьянских и сол­датских депутатов, созываемому не менее 1–2 раз в год. Общий Съезд из своего состава избирает Исполнительный комитет, который подотчетен в своей деятельности Съезду, должен проводить в жизнь постановления Съезда и исполнять распоряжения, поступающие из Центра, и не должен отделяться ни в чем от остальной России. Исполнительный комитет из своей среды выбирает Совет народных комис­саров, подотчетных Исполнительному комитету и съезду. В народные комиссары избираются граждане работо­способные, могущие состоять во главе отраслей: труда, самоуправления, финансов, продовольствия, земледелия, юстиции, просвещения, призрения, почтово-телеграфной, военной”.

Резолюция о передаче власти Советам

Резолюция о передаче власти Советам

В Вятском губернском Исполкоме были созданы отделы самоуправления, продовольствия, юридический, труда и промышленности. В деревнях и селах создавались сель­ские Советы и их Исполкомы. Отделов в них не было, ис­полнительные функции осуществлялись председателями и секретарями.

Это, пожалуй, было самое неспокойное время в Вят­ской губернии – впрочем, как и во всей России. Одним из основных разделов Резолюции, принятой первым съездом рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Вятской губернии, который проходил с 5 по 8 января по старому стилю (19 – 22 января) 1918 года, был “О саботажниках”, где говорилось: “Общегубернский съезд рабочих, солдат­ских и крестьянских депутатов отмечает, что буржуазия всей Вятской губернии и прихлебатели ее и лжесоциали­сты, устраивая забастовку и саботаж против трудового народа, наносят ущерб классу трудящихся. Такие приемы борьбы врагов народа являются контрреволюционными. Общегубернский съезд заявляет, что по отношению к са­ботажникам будут применяться самые решительные меры подавления их замыслов, ибо власть трудового народа, стоя на страже интересов солдат, рабочих и крестьян, не потерпит издевательства над волею трудящихся масс”.

И действительно, война с саботажем велась достаточно жесткая, вплоть до любого подавления инакомыслия. Так, забастовка в Вятской почтово-телеграфной конторе в январе 1918 года была объявлена государственным преступлением, все служащие-зачинщики были уволены, для привлечения их к ответственности была назначена следственная комиссия, в контору откомандировали комиссара.

Срочная телеграмма из Малмыжа в Вятский губернский Исполнительный комитет, продублированная в Москву, во ВЦИК, и в Совнарком Екатеринбурга: “Ввиду того, что ре­акционным третьим уездным Съездом авансом выражено недоверие уездному Исполкому. Не обсудив вопроса теку­щего политического момента, реакционный элемент Съезда в числе 42 человек потребовал отчет от Исполкома. Не выявив своей политической физиономии, левый блок съезда – левые, социалисты-революционеры, максималисты – в своем фрак­ционном заседании постановили выйти со Съезда, объявив его не состоявшимся. На основании этого уездный Исполком распустил Съезд. Члены Съезда, стоящие на платформе Совет­ской власти, в количестве 32 представителей от 22 волостей в заседании совместно с Исполкомом постановили обратиться к населению уезда с воззванием, объявить о роспуске Съезда в центральные органы Советской власти, пополнить исполком новыми членами, заслушать доклады Исполкома и, назначив время созыва нового Съезда, временно прекратить работы. Контрреволюционеры поднимают голову и, проскальзывая в Советы, хотят свергнуть Советскую власть. Борьба с буржуа­зией и контрреволюционерами закончится полным успехом трудового беднейшего крестьянства”.

Участники I губернского съезда Советов в Вятке в январе 1918 г. Делегаты у здания кинотеатра “Колизей”
Участники I губернского съезда Советов в Вятке в январе 1918 г.
Делегаты у здания кинотеатра “Колизей”

Вообще, не только воззвания, обращения, но и доклады тех лет проникнуты революционным пафосом. Трехминут­ная речь председателя Губисполкома Совета крестьянских, рабочих и солдатских депутатов И.В. Попова на открытии II Вятского Губернского Съезда, проходившего в апреле 1918 года, открывалась Марсельезой и закрывалась ею же; между Марсельезами в память о погибших за установление Совет­ской власти звучал похоронный марш. Заканчивалась речь фразой: “Да здравствует Интернационал!”

Голодают братья из Москвы и Петрограда, революцион­ная власть в опасности. Власть Советов должна быть непоко­лебима. Кто пользуется трудными обстоятельствами, чтобы свергнуть Советскую власть? Это не рабочие и не трудовое крестьянство, это буржуи и капиталисты, которые сейчас оста­лись не у дел, которые осуждены на политическое небытие, которые, обладая умственным багажом, отошли в сторону и, умывая руки, говорят: пусть работают, пусть ошибаются, мы тут не при чем. Вот, товарищи, кто тут мутит и мутит с той целью, чтобы снова завладеть властью”, – вторил председателю лидер фракции левых социалистов-революционеров Желваков.

Другой образец революционной патетики – речь това­рища Сокольникова на Пленуме Собрания Вятского Совета рабочих и красноармейских депутатов 14 сентября 1918 года по старому стилю, в которой он блестяще подвел под идеологическую платформу поражение в избирательных правах определенной части общества: “Так называемое всеобщее избирательное право в буржуазных государствах – есть обычное буржуазное лицемерие. Фактически при так называемом всеобщем избирательном праве трудящиеся в своем большинстве этого права не осуществляют, и лишь класс буржуазии и близко к нему стоящие слои населения осуществляют в полной мере это право. Не то в Советской России. Господствующая партия коммунистов (большевиков) открыто заявляет, что она в настоящий момент не признает всеобщего избирательного права, и что класс буржуазии, класс эксплуататоров, паразитов не должен иметь избира­тельных прав, и что это право может быть предоставлено лишь трудящимся, живущим собственным трудом”.

Несмотря на то, что большевики серьезно “завинчивали гайки” контрреволюции, в то время еще отмечается некоторая политическая свобода и партии пользуются этой “вольницей”. Так, в феврале 1918 года Исполком Вятского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов рассмотрел дело анархистов, которые самостоятельно захватили здание Общественного Собрания. Как выясняется из протокола за­седания, они неоднократно просили помещение для своей организации, но Совет не знал, куда их разместить. Поэтому анархисты предъявили ультиматум: или Еврейский клуб, или Общественное Собрание. Им предложили осмотреть Коммер­ческий клуб, но они сначала заняли “буржуазный” Еврейский клуб самовольно, а потом перебрались в Общественное Со­брание. Решение Совета было более чем лояльным: “Анархи­сты на революцию смотрят всесторонне и не сделают вреда для общества. В Общественном Собрании они будут читать лекции. Раньше же Общественное Собрание было для прият­ного времяпрепровождения бюрократического чиновничества. Винопитие, картежничество, концерты и немного сношений с библиотекой. Надо выяснить, с какой целью анархисты заняли Общественное Собрание, если с идеальной, то хорошо, но ответственность моральная все же лежит на Совете”.

Основными темами повесток того времени были национали­зация предприятий, избрание на должности, борьба с голодом (выделение пайков, поддержка семей красноармейцев), введе­ние местных налогов, рассматривались и личные заявления. В частности, рассматривалось заявление австрийца военнообя­занного Гроссе Франца Ивановича о выдаче ему 3688 рублей, отобранных у него при обыске картежников. Деньги эти он, по его словам, скопил за время войны, когда жил в Тобольске и работал мастером по электротехнике, получая по 10 рублей в день. Теперь он ехал в Петроград, но ввиду запрещения про­езда туда вятский комиссар разрешил ему остаться в Вятке. В клубе он будто бы только обедал и не “мазал” (в то время как на предыдущем допросе говорил, что “промазал” 70 рублей). Деньги австрийцу так и не вернули.

Вообще, заседали ночами, по несколько суток подряд. Так, в апреле 1918 года график заседаний Исполкома Вятского губернского Совета рабочих, солдатских и крестьянских де­путатов выглядел так:

  • 4 апреля собрались в 4.00 дня, заседали до 3.00 утра, объявили перерыв до 4.00 дня следующего дня;
  • 5 апреля в 4.50 дня заседание продолжилось и прозасе­дало до 4.00 утра 6 апреля;
  • 6 апреля сели в заседание в 4.30 дня и работали до 1.00 ночи, объявив перерыв до 7.00 утра этого же дня;
  • 7 апреля начали в 9.00 утра, в 1.00 дня объявили перерыв, в 3.00 дня продолжили и прозаседали до часу ночи.

Рассматривали вопросы о предстоящих выборах, суточных и прогонных деньгах членам Съезда, о призрении беднейших солдаток, о борьбе со спекулянтами, о взыскании недоимок, об избрании постоянной ревизионной комиссии для проверки деятельности отделов исполкомов, о снабжении деревни полити­ческой литературой, об открытии сельскохозяйственных учебных заведений, об организации трудовых артелей и т.д.

С образованием Союза ССР в 1922 году в системе Советов произошли изменения, которые были закреплены Конституци­ей СССР 1924 года. Верховным органом власти в стране стал Всесоюзный Съезд Советов, а в период между съездами – Цен­тральный исполнительный комитет (ЦИК). На местах власть осу­ществлялась краевыми, областными, губернскими, окружными, уездными, районными и волостными съездами Советов. А в период между ними – их исполнительными комитетами.

VIII губернский съезд Советов (ноябрь 1921 г.)
VIII губернский съезд Советов (ноябрь 1921 г.)

В 1925 году III Съезд Советов Союза ССР подвел итоги “проделанной Советской властью большой работы в областисоветского строительства”. И указал на недочеты – “оторван­ность Советов от широких масс, недостаточное участие женщин в выборах в Советы”. “Лозунгом текущего дня должен быть – ни одной крестьянки-депутатки без практической работы, без вы­полнения обязанностей по советскому строительству”.

В Вятской губернии взялись выполнять это указание. “Крестьянки-делегатки должны возможно широко использовать­ся во всякого рода совещаниях – председателей сельсоветов, сельисполкомов, уисполкомов, земельных работников, работ­ников просвещения и т.д. Каждое из таких совещаний должно обязательно проходить с участием крестьянских делегаток… Не­обходимо принять меры к ознакомлению крестьянок-членов Со­ветов с советским законодательством… В работу по советскому строительству должны втягиваться и все остальные крестьянки и батрачки. Местные органы власти должны организовывать сове­щания крестьянок и батрачек-общественниц с целью сплочения их, расширения их кругозора, с целью обмениваться мнениями по различного рода вопросам”, – записано в Постановлении Вятского Съезда Советов, который стал циркуляром для обяза­тельного исполнения для нижестоящих Советов и Исполкомов.

XI губернский съезд Советов (1925 г.)
XI губернский съезд Советов (1925 г.)

В 1928 году Пленум губернского Исполкома проанализи­ровал, как исполняются наказания трехлетней давности. Был сделан вывод: “Истекший период работы Советов и накопив­шийся почти трехлетний опыт практической работы показал, что лозунг об оживлении Советов целиком и полностью себя оправдал”. Вместе с тем было указано на недочеты: “Наряду с недостаточно живой связью Советов и особенно депутатов с избирателями и недостаточной коллективностью нужно отметить наблюдающуюся еще косность к выдвижению ра­ботниц и крестьянок на советскую и особенно руководящую работу”. Горсоветам, сельсоветам и исполкомам были даны предписания “об оживлении Советов и рационализации Госаппарата” – то есть о сокращении штатов, упразднении лишних звеньев и удешевлении управления.

В 1929 году целостность нашего края была нарушена. Вят­скую губернию ликвидировали, ее территорию присоединили к Горьковскому краю. И только через пять лет статус Вятки как самостоятельной административной единицы был вос­становлен – сначала она называлась Кировский край, а по Конституции СССР 1936 года – Кировская область.

Конституция СССР 1936 года серьезно изменила систему органов власти и в центре, и на местах. Советы рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов были преоб­разованы в Советы депутатов трудящихся. Ограничения на участие в выборах отменены, введены всеобщие, равные и прямые выборы при тайном голосовании. Все звенья Со­ветов стали избираться непосредственно населением по норме представительства. Люди получили право на отзыв депутатов, не оправдывающих их доверия. Правда, этим правом редко пользовались.

Советы на местах получили большие права и полномочия. В их ведение входило установление местного бюджета, ру­ководство органами управления, обеспечение правопорядка. Большое влияние Советы оказывали и на хозяйственные дела. При их поддержке, например, наша область перед войной стала ежегодно производить продукции в 11 раз больше, чем в 1913 году.

В то время в большой моде были различные соцсоревно­вания. Устраивались они и между Советами. Так, в 1935 году прошло соревнование районных, а по важнейшим вопросам – краевых, городских и сельских Советов. Конкурсные темы звучали так: “За лучшую организацию помощи железнодо­рожному транспорту”, “За лучшую организацию помощи школе”, “Лучший сельсовет по организации развития социалистического животноводства”, “Лучший сельсовет по дорожному строительству” и т.д. Таким образом решались многие проблемы – с дорогами, жилищным строительством и благоустройством территорий.

Особо важную роль в мобилизации сил Советы сыграли в годы войны. Они организовывали работу в тылу, собирали вещи для фронта, пахали, сеяли, распределяли провиант, поддерживали население, как могли. Многие депутаты до­бровольцами ушли на фронт. И в послевоенные годы Советы помогли стране организовать восстановление разрушенного хозяйства. За заслуги в мирном строительстве область была удостоена высшей награды страны – ордена Ленина.

Митинг в поддержку решений партии
Митинг в поддержку решений партии

Конституция СССР (1977 г.) переименовала Советы депутатов трудящихся в Советы народных депутатов и де­кларировала право каждого гражданина страны в возрас­те старше 18 лет принимать участие в выборах депутатов Советов или быть выдвинутым для избрания. Для депутатов Верховного Совета СССР минимальный возраст ограничи­вался 21 годом.

Право выдвижения кандидатов в депутаты принадлежало организациям Коммунистической партии Советского Союза, профессиональных союзов, организациям Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи, обще­ственным организациям, трудовым коллективам и собраниям военнослужащих.

Конституция также гарантировала свободу обсуждения кандидатов, их равенство, возможность свободной агитации на собраниях и в прессе.

В соответствии с Конституцией СССР (1977 г.) срок полно­мочий Верховного Совета СССР, Верховных Советов союз­ных республик и Верховных Советов автономных республик определялся в пять лет, а срок полномочий местных Советов народных депутатов в два с половиной года.

Важнейшие вопросы, отнесенные к ведению соответствую­щих Советов, должны были рассматриваться и решения по ним должны были определяться во время работы сессий Советов.

На избирательном участке № 8 Ленинского района г. Кирова. Голосуют рабочие завода “Маяк” (24.02.1980). Фото Ю. Шишкина

На избирательном участке № 8
Ленинского района г. Кирова.
Голосуют рабочие завода “Маяк” (24.02.1980).
Фото Ю. Шишкина

Для работы по целому ряду направлений Советы на своих сессиях избирали постоянные комиссии, курирующие во­просы коммунального обслуживания, сельского хозяйства, здравоохранения, культуры и т.д.

Для вопросов ежедневного управления и координации дея­тельности различных служб и ведомств региона избирались ис­полнительные комитеты (исполкомы) соответствующих Советов (например, крайисполком, горисполком, райисполком).

Региональные Советы также избирали территориальные органы народного контроля – сочетание государственного и общественного контроля за деятельностью предприятий и организаций.

Самостоятельную страницу в историю вятской пред­ставительной власти вписал областной Совет народных депутатов 21-го созыва, приступивший к своей деятель­ности 10 апреля 1990 года. От всех других областных Советов он отличался тем, что впервые его председатель и заместители были избраны для работы в Совете на посто­янной основе. Орган власти получил право набирать в свой аппарат освобожденных работников. При нем действовал малый Совет, осуществлявший ряд полномочий Совета в межсессионный период.

Председателем Совета и его заместителем были избраны депутаты Николай Петрович Киселев и Александр Яковлевич Костин. Большинство депутатов этого созыва ответственно отнеслись к общественной работе, внесли немало деловых предложений. По их инициативе началась разработка Уста­ва (основного закона) и герба области, других нормативных актов, была учреждена газета “Вятский край”.

Становление законодательной власти

Годы застоя отрицательно сказались на работе низовых органов власти. Проводимая центром политика все боль­ше принижала их роль, особенно на селе. Материальных ресурсов, выделяемых сельским Советам, едва хватало, чтобы содержать свое помещение. Даже дрова поставлял колхоз или совхоз. За каждым пустяком руководителям сельсоветов приходилось обращаться в правление или дирекцию хозяйства.

Благоустройство, содержание объектов соцкультбыта, дорог, обеспечение школ, больниц, детсадов, организация торговли и быта – все это постепенно легло на плечи хо­зяйств, что подрывало не только их ресурсы, но и отнимало у руководителей массу времени. В конце концов в функциях сельских Советов остался сбор молока у населения да выда­ча различных справок. Хозяином деревни и села становился один человек – руководитель колхоза или совхоза, в руках которого сосредоточилась и политическая, и хозяйственная власть.

Назревала необходимость в реформировании не только экономики, но и властных структур, в дальнейшем расшире­нии и укреплении представительства и самоуправления.

В конце 1991 года произошла реорганизация местных исполнительных органов.

Представительная власть в переходный период

Н.П. Киселев, председатель Совета народных депутатов (1990-1992 гг.)

Н.П. Киселев, председатель
Совета народных депутатов
(1990-1992 гг.)

Областной Совет народных депутатов родился на волне перестройки, объявленной Михаилом Горбачевым, но был из­бран по совершенно новой системе. Были проведены прямые выборы, появились первые партии. В Кирове тоже сложились две политические группы – демократический “Вятский край” и аграрии. И непростая роль председателя областного Совета, которому предстояло примирить и объединить усилия этих групп, тогда досталась Николаю Киселеву.

– Николай Петрович, на ваш взгляд, для чего был нужен этот переходный парламент?

– Создание Совета в какой-то мере стало переходом от советской формы демократии, когда исполкомы подчинялись райкомам партии и не существовало даже понятия о законе Кировской области. Тем не менее, почти 250 депутатов, выра­жающих интересы разных социальных слоев нашей области, стали высказывать очень интересные, иногда полярные точки зрения на тот или иной вопрос. И задача председателя, его замов и небольшого в то время аппарата Совета состояла в том, чтобы привести решение к общему знаменателю. Это потом назвали консенсусом.

– И это удавалось?

– Надо сказать, что да. И хотя очень часто дискуссии были чересчур жаркими и достаточно яркими, иногда содержа­тельными, иногда не очень, я думаю, тот опыт, который мы накопили в большом Совете, послужил фундаментом для Законодательного Собрания.

Наши решения выходили в форме постановлений. Это и было нашей “законотворческой” работой. Конечно, только условно: тогда и понятия такого не существовало, как “закон области”. До нас постановления писали исполкомы, которые были под райкомами партии, а сессии собирались раз в квар­тал, депутаты единогласно голосовали за какие-то решения, и это называлось “советской демократией”.

Заседание внеочередной шестой сессии областного Совета народных депутатов в период государственного переворота (11.09.1991). Фото Ю. Шишкина
Заседание внеочередной шестой сессии областного
Совета народных депутатов в период государственного
переворота (11.09.1991). Фото Ю. Шишкина

– 250 депутатов – это так много! Как с таким ко­личеством людей разговаривать, а тем более – до­говариваться?

– Вы правы, сейчас депутатов в 5 раз меньше, но я не скажу, что от этого легче работать. Потому что и в группе “Вятский край”, и в аграрной группе был достаточно одно­родный состав, и основные дискуссии разгорались между группами. Мы, руководители Совета, сразу определились, что не будем вступать ни в одну из депутатских групп. Этот принцип равноудаленности от партий был привнесен и в работу Законодательного Собрания. И существовал очень долго, вплоть до нынешнего четвертого созыва.

В то время еще не было резких противоречий в экономике и жизни области. Мы не успели проесть то, что наработали в советское время, не было резких диспропорций в зарплатах – все это появилось после августа 1991 года. Так что принци­пиальных споров по развитию экономики у нас не было. Мы утверждали программы по стройиндустрии, ездили в Москву, добивались денег на строительство.

Зато шли острые дискуссии по экологии. К сожалению, спор по строительству парогазовой установки мы проиграли. Если бы выиграли, сегодня бы не испытывали дефицита по электроэнергии и теплу. Еще сложнее для нас были вопросы общественно-политические. Ребятам из “Вятского края” хотелось как можно больше демократии.

– Что это значит, больше демократии?

– Если честно, я до сих пор не знаю, что это значит. Надо бы у них спросить. Они и сейчас ведут активную общественную жизнь: являются депутатами, деятелями культуры, заняты в бизнесе. Есть очень интересные лица – Марина Дохматская, Марат Френкель… Я думаю, им хотелось больше свободы, гласности, и это было вызвано общим настроем в стране.

– А вообще – веселые были времена? Был энту­зиазм?

– Во-первых, была ответственность. Ведь если вас избирают на такой высокий пост – а это в то время был пост номер один, – чувство ответственности появляется само собой.

Заседание внеочередной шестой сессии областного Совета народных депутатов в период государственного переворота (11.09.1991). Фото Ю. Шишкина
Заседание внеочередной шестой сессии областного
Совета народных депутатов в период
государственного переворота (11.09.1991). Фото Ю. Шишкина

Конечно, присутствовал и энтузиазм – народ ведь идеи пере­стройки воспринял хорошо. И темы гласности, раскрытия твор­ческого потенциала личности были для людей актуальными. Это уж потом, когда на них началась спекуляция, они оказались дискредитированы. А тогда депутаты чувствовали настроение народа и пытались донести его до исполкома. За работой ис­полкома был достаточно жесткий контроль. И в этом депутаты как представители народа видели свою основную роль.

Кстати, этих полномочий у депутатов никто не отнимал, они перешли к Законодательному Собранию по преемству.

Областной Совет оказался именно промежуточным зве­ном, в котором, с одной стороны появились прообразы буду­щих партий, а с другой еще сохранялось много от плановой системы ведения хозяйства, от развития нашего общества именно в плановом порядке.

От областной Думы к Законодательному Собранию

9 октября 1993 года вышел Указ Президента РФ “О ре­форме представительных органов власти и органов местного самоуправления в Российской Федерации”. Деятельность рай­онных в городах, городских в районах, поселковых и сельских Советов народных депутатов была прекращена. Областной Совет лишался каких-либо исполнительно-распорядительных полномочий. Обсудив сложившуюся ситуацию на своей спе­циальной сессии 14 октября, депутаты решили с 15 октября 1993 года распустить областной Совет.

Рождение законодательного органа власти в Кировской области обусловлено принятой 12 декабря 1993 года Кон­ституцией РФ, которая провозгласила разделение государ­ственной власти на три самостоятельные, независимые в реализации своих полномочий ветви.

Первые выборы депутатов Кировской областной Думы состоялись 20 марта 1994 года.

14 апреля 1994 года, на первом заседании законода­тельного органа власти области, были признаны полно­мочия 47 депутатов, избранных на альтернативной основе по одномандатным избирательным округам, образованы и избраны руководящие органы, принят Регламент, Временное положение о статусе депутата Кировской областной Думы (так до июля 2002 года назывался законодательный орган власти области).

Областная Дума стала качественно новым органом госу­дарственной власти Кировской области. Впервые в истории властных структур Вятки ее высший представительный орган получил право законотворчества (до того времени правом законотворчества пользовались только республики). Норма­тивные акты Законодательного Собрания (Кировской областной Думы) обязательны для исполнения на всей территории Кировской области.

Полномочия депутатов – принимать долговременные управленческие решения на перспективу. То есть форми­ровать правовое поле в регионе, в рамках которого испол­нительная власть сможет принимать оперативные решения, которые принесут максимальный экономический и социаль­ный эффект.

В настоящее время деятельность Законодательного Со­брания сориентирована, в первую очередь, на создание правовых основ для стабилизации и развития экономических процессов.

У каждого созыва свое лицо, свой характер, свои достижения, свои промахи и ошибки, свой путь их преодоления.

В первый было избрано много глав городов и районов; это был в некотором роде административный состав. Он работал над базовыми законами, регламентирующими устройство власти в Кировской области. Был принят Устав – главный документ, по которому наш регион живет и сейчас. Разработаны законы «Об областной Думе», «О Правительстве и иных органах исполнительной власти», «О статусе депутата» и т.д. Депутаты первого созыва были, можно сказать, первопроходцами на законодательной дороге; учились нелегкому и очень ответственному законотворческому мастерству.

Второй созыв представлял собой социальный срез общества: в него входили учителя, врачи, директора предприятий и простые рабочие, главы районов и председатели колхозов. Это было время митингов и забастовок, задержек зарплат, безудержной инфляции, падения уровня жизни. Обсуждения законов иногда выливались в бурные дискуссии, депутаты не сдерживали своих эмоций. Вятские СМИ, пожалуй, любили этот созыв больше всех остальных.

В третий созыв вошли, главным образом, директора предприятий – люди, состоявшиеся в бизнесе, имеющие за плечами тысячные коллективы. Депутаты восприняли новую культуру законотворчества: договариваться на берегу. Был создан Совет Законодательного Собрания, в который, кроме руководства ОЗС, вошли председатели всех комитетов. Совет обсуждал все острые моменты, противоречивые вопросы и принимал по ним решения, которые потом доводились до остальных членов комитетов. Самые острые дискуссии происходили накануне пленарных заседаний, в комитетах. На самом же заседании обсуждение законопроектов велось в деловой, конструктивной форме, решения принимались оперативно.

Время работы этого созыва совпало с крупномасштабными реформами, проводимыми в стране. Административная реформа, реформа местного самоуправления, социальная, бюджетная, лесная, жилищно-коммунальная. Для того, чтобы все они были успешно реализованы на территории вятского края, понадобилось принимать свои областные законы. Повестки пленарных заседаний были предельно насыщенными, однако это не отразилось на качестве законов.

Именно в этом созыве начала практиковаться такая форма работы, как выездные заседания комитетов. Депутаты на местах встречались с населением, вникали в проблемы, с которыми приходится сталкиваться и которые требуют законодательного регулирования. Расширялись связи с законодательными органами других регионов, общественными объединениями. Были заключены договоры о сотрудничестве с республиками Коми, Марий Эл, Вятской торгово-промышленной палатой.

Ныне действующий, четвертый созыв продолжил сложившиеся традиции. Он избирался по смешанной системе: половину депутатских мандатов получили политические партии, выигравшие на выборах, вторую половину – люди, победившие в своих избирательных округах. В составе депутатов оказались руководители предприятий, предприниматели, люди, возглавляющие общественные организации.

В Законодательном Собрании образовались политические фракции.Надо сказать, что трений между фракциями практически не возникает. Все депутаты работают на одно общее дело – формирование законодательной базы региона. Как и в прежнем созыве, наиболее спорные вопросы обсуждаются на Совете Законодательного Собрания, который значительно расширился. Кроме Председателя ОЗС, его заместителей и председателей комитетов, в состав Совета входят руководители депутатских объединений. Так что к заседаниям комитетов и фракций, которые по-прежнему проходит накануне пленарного заседания, все острые моменты обычно бывают сняты. Практикуется такая форма работы, как совместные заседания комитетов, на которых обсуждаются наиболее важные вопросы повестки, такие, например, как областной бюджет на очередной финансовый год.

Депутаты встречаются и общаются между собой и вне залов заседаний. Сформирована футбольная команда, проводятся волейбольные турниры, лыжные соревнования.

По материалам книги "15 лет от имени народа", Киров, 2009


Последнее изменение: 23.04.2015 10:50:25