Закон «О вятской Кикиморе», или Почему я (не) уеду...

17 марта 2012

Есть такое понятие: градообразующие люди. Один влиятельный человек в городcкой администрации задал мне на днях интересный вопрос - кто, по моему мнению, является в областном центре этим самым градообразующим персонажем... “Быков?” - спросила я шёпотом, потому что разговор, во-первых, состоялся неподалеку от кабинета главы города, а во-вторых, меня несколько смутило слово “персонаж”. “Нетушки!- сказал весело чиновник. - Это кикимора!” И подмигнул. И засмеялся. Действительно, смешно.

Кикимора на Вятке появилась откуда не ждали - такова её химерская сущность. И сущность эта пересеклась с жизнью большого города и даже региона, и поднялась волна в Интернете, и очень неглупые узнаваемые люди, наверное, рискуя своей репутацией, потому и прикрываясь игривыми никами, обсуждают кикиморскую пиар-акцию. Точнее, мнение, высказанное на днях председателем ОЗС Алексеем Ивониным на заседании областного парламента.

“Недавно я узнал, что Киров - родина Кикиморы. Более того, оказывается, этот статус официально закреплён на Сказочной карте России за столицей Вятского края по ходатайству управления международных и межрегиональных связей. Меж тем с Кикиморой увязывается только одно представление - топь, затхлое болото, место, связанное с насилиями и самоубийством”, - подчеркнул спикер. Как смотрит православная Церковь на конкуренцию с нечистой силой? Почему в стороне остались образы васнецовской Алёнушки, гриновской Ассоль, народных любимцев трёх богатырей? Не увязнет ли Вятка с сомнительным брендом Кикиморы намертво в депрессии, будут ли нас серьёзно воспринимать - вопрошал спикер, подытожив: “Эффект от признания города Кирова рассадником кикимор способен распространиться на целый регион, и устойчивое словосочетание “вятская кикимора” уже появилось в Сети”.

С памятного дня 17 февраля прошлого года, когда Киров стал признанной родиной Кикиморы, в Сети появилось многое. Кикимора презентовала альбом с вредными песнями. Кикимора приняла участие в международном фестивале туристских брендов в Переславле-Залесском. Кикимора зажгла огни на новогодней ёлке. Словом, этот бес лёгкого порядка получил постоянную прописку на Вятской земле, стал медийным лицом, и даже губернатор побывал в торжественной обстановке на свадьбе Кикиморы и Домового в Заречном парке, о чём сообщили почти все местные СМИ и даже специализированные иногородние издания типа “Свадьба в Чите”.

А Москва меж тем готовится к научной конференции о героях современного фольклора “от Кикиморы Вятской до Гипножабы” (бывают, оказывается, существа и ещё более богомерзкие), и снова уважаемые люди резвятся в Интернете, упоминая троллей, гномов и Гарри Поттера, которые пройдут по кировским улицам во главе с Кикиморой на международных сказочных играх в мае. А приличную девушку сестрицу Алёнушку при этом оскорбительно называют сестрой козла и даже предлагают сделать символом Вятки Сумусов из Долины Большой Мамы.

Объединённой группе поддержки всякой нечисти в Сети дали отпор. “Область наша и так ассоциируется с болотом и не надо лишний раз повторять эту гадость. Вообще надо забыть про Кикимору, изничтожить, извести эту тварь гиблую!” “Нам, вятчанам, что, хвастаться больше нечем?” “Символ Вятки должен быть благ и духовен, а либералы нам везде чертей суют”.

Мы с вами люди взрослые, чего нам в прятки играть - понятно, кто за каким интернетовским признанием стоит. И всё равно хотелось живого голоса. Я искала комментаторов долго. Одни смеялись. Другие стеснялись. Третьи боялись сказать не так. Поэтому я очень признательна людям, чьи настоящие фамилии и мнения вы сейчас увидите.

Фёдор Урванцев, член областной избирательной комиссии:

“У нас ведь гора есть Кикиморская и улица была с таким же названием, да? Это наша история. И пусть кикиморы, как говорят предания, облюбовали берег реки Вятки в районе телевышки, мне кажется, не нужно их увековечивать, а тем более - делать брендом. Мы живём в героическом городе, он столько вынес, выстоял в годы войны, сюда детей эвакуированных из Ленинграда привезли, потому что это святое, чистое, надёжное место, это тыл России. И вдруг - рассадник кикимор?”

Александр Шутов, вятский политолог-гуманист:

“Это вопрос не политический, а ментально-исторический, краеведческий. Кикимора как образ, как имидж Вятской земли воспринимается слишком несерьёзно, а вот то, что предлагается взамен - Васнецовские былинные богатыри - показывает истинную силу вятского народа. Как гражданин и гуманист я - за богатырей”.

Владимир Шабардин, уполномоченный по правам ребёнка в Кировской области:

“В данной ситуации, я полагаю, как у “родителей” вятской Кикиморы, так и у её гонителей должны быть веские аргументы. Здоровую конкуренцию никто не отменял, и если люди видят одну и ту же проблему совершенно по-разному, каждый вправе предложить свой бренд. Разумеется, позитивный образ Деда Мороза никому не перешибить, так и не надо этого делать. Рождайте новые идеи! Никакая инициатива в свободном обществе не должна быть наказуема! В конце концов, Кикимору придумал развлекательный центр “Летучий корабль”, и надо подходить к этому с позиции здравого смысла, то есть не возносить Кикимору, но и не гнобить её. И время покажет, выживет этот бренд или затихнет в своём болоте. Тем более, что мы все нормальные люди и понимаем, что дело не только в Кикиморе”.

Есть в моих журналистских закромах ещё два мнения - кировчанина Николая Добрынина и священнослужителя, пожелавшего остаться неизвестным. Так бывает. Это право любого человека.

“Меня задело за живое выступление председателя Законодательного Собрания Алексея Ивонина и отклики в СМИ и глобальной Сети о сути Вятской земли, о её символах, сегодня называемых брендами, - пишет Николай Добрынин. - Как будет выглядеть и с чем ассоциироваться Вятка при бренде “кикимора”? И не надо путать людей, мол, это всё сказочные игры. Да, в сказках обычно персонажи делятся на несущих добро и сеющих зло. Почему же бренд Вятки, её образ должен сеять зло? Это уже не сказки. Образ возникает в головах, а работает в реальной жизни. Слава Богу, что у Вятки появился защитник добра, человек, поднявший голос в защиту её имени и сути. Образ васнецовской Алёнушки, предложенный Ивониным, моему сердцу намного милее образа Кикиморы. Мы также не должны позволить вложить в головы наших детей, что Кикимора - это добро, как бы ни старались коммерсанты от туристического бизнеса. Туризм и его развитие крайне важны для Вятки, но духовность - это основа, без которой мы просто как россияне жить не сможем. Нельзя приносить основы общественного сознания в угоду коммерческим интересам. Все наши власть предержащие мужи должны быть духовны и ответственны перед Россией и Вяткой. Они должны знать: российский народ на стороне добра. И выбор позиции между злом и добром каждым из политиков делается осознанно и на глазах народа”.

“Меня нисколько не удивит, если на “кикиморскую” тему в скором времени снимут фильм, напишут роман или даже защитят диссертацию, - размышляет священник. - Время от времени всегда поднимается шум вокруг какой-нибудь химеры и точно так же утихает. Как священнослужитель, как человек, живущий на старинной, прекрасной, великой Вятской земле я не могу понять: почему так остро встал вопрос о Кикиморе? Неужели её “брендирование” сможет каким-то образом изменить нашу жизнь, повлиять на власть, искоренить пороки? На земле и так немало поводов для горькой иронии. Но и это всё пройдёт. Облик Алёнушки и Ивана-царевича - бесспорный эквивалент всеобщей красоты и чистоты. А Кикимора существо низкое, мутное. Но не нужно забывать, что всё это - сказочные герои, которые не должны побуждать живых реальных людей как-то по-особому относиться друг к другу. Этого не должно быть. Как жителю Вятки мне не очень по душе возвеличивание Кикиморы, но ещё более не по душе столкновения интересов людей, их вражда. Надо бы как-то этого избегать”.

А ещё меня подначивали позвонить художественному руководителю Театра на Спасской Борису Павловичу, мол, он может рассказать немало сюжетов “из жизни кикимор”. До Бориса Дмитриевича я не дозвонилась, зато поклонники его таланта, вятские студенты, с большим энтузиазмом поделились своими соображениями по поводу охоты на химер. Очень зрело и здраво рассуждая об особенностях региональной экономики, итогах минувших выборов и будущем России, молодые люди говорили, что они мечтают жить в красивом, богатом, развитом и не “совковом” городе, и уж если они когда-либо отсюда и уедут, то вовсе не потому, что брендом малой родины стала эта маленькая бесовка.

Полина КУДРЕВАТЫХ «Вятский край», № 51 от 17.03.2012

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 22.03.2012 13:55:07