Николай Киселёв: «Защита от ВТО - в конкурентоспособной продукции»

29 июня 2012

Как российским производителям устоять под натиском дешёвой продукции, в том числе и сельскохозяйственной, которая хлынет в страну с её вступлением в ВТО? И можно ли в принципе обезопасить при этом свои позиции?

Эти вопросы в разной интерпретации обсуждались недавно и на общественных слушаниях в столице в рамках Дней продовольственной безопасности, и в Государственной думе на рабочем совещании, и на экономическом форуме в Чебоксарах.

Участником этих мероприятий был депутат ОЗС, председатель комитета по аграрным вопросам, переработке сельхозпродукции и развитию сельских территорий Николай Киселёв, которого мы попросили поделиться впечатлениями от поездок. Ну и, конечно, своими мыслями о предстоящем членстве в ВТО.

- Николай Петрович, с пользой съездили?

Конечно. Не понравился только «круглый стол» в Общественной палате, где председательствовал бывший миллионер, а ныне «простой российский фермер» Герман Стерлигов. Он ушёл от разговора о ВТО, предложив разделить землю и отдать её под фермерские хозяйства и личные подворья, считая, видимо, что фермеры напоят молоком всю страну. А главным вредителем россиян назвал науку, которая изобрела модифицированные продукты и химию, отравившую всё вокруг. Но это его личные инсинуации. А вот другие, более авторитетные и знающие экономику люди, с кем довелось поговорить, обеспокоены складывающейся ситуацией, понимая, что большой вопрос: смогут ли российские товары выдержать конкуренцию на открытом рынке?

Более серьёзный разговор шёл на деловой встрече, которую провела рабочая группа при комитете Госдумы по делам национальностей «По поддержке отечественного бизнеса в регионах».

- Вопрос сегодня уже не в том, вступать или не вступать в ВТО. Есть политическая воля высшего руководства страны...

Да, он практически решён. Его может лишь оттянуть оппозиция, подавшая в Конституционный суд иск о признании неправомочности договора, часть документов которого даже не переведена на русский язык. Но вряд ли суд увидит в этом техническом моменте помеху для окончательного решения вопроса. Сегодня в Госдуме проходит процесс ратификации договора, так что формально мы одной ногой уже стоим в ВТО, а спустя месяц после ратификации Россия станет полноправным её членом.

Но надо понимать, что переговоры вела специально созданная для этого комиссия при Правительстве РФ. Поэтому подающаяся ныне информация больше похожа на пропаганду для непросвещённых.

- Ожидания не радужные?

Я просмотрел документы 55 организаций, рассчитавших, какие потери понесёт агропромышленный комплекс уже начиная с 2013-2014 годов. У каждой сельскохозяйственной отрасли свои ожидания потерь. Одно дело - мясная промышленность, работающая уже сейчас в основном на импортном сырье. Но вот молочная отрасль, которая уже давно сталкивается с экспансией цен (очень низкая закупочная цена), при нулевой пошлине, когда на российский рынок хлынет импортная продукция, понесёт большие потери.

- Так зачем нам ВТО? Ведь одно дело - её идеология, и совсем другое - реальность.

Для понимания надо сначала сказать, что же собственно такое - ВТО. В принципе это площадка для создания равных условий конкуренции для всех отраслей мировых экономик. Правда, чтобы соблюсти всё это, в числе прочих моментов требуется равно и дешёвая рабочая сила, и отказ от господдержки отраслей. Несоблюдение этих требований грозит судебными исками, для контроля за исполнением всех правил, прописанных в договоре, существуют целые институты. Ещё одна особенность ВТО - она не представлена даже в ООН и соответственно не обеспокоена экологической чистотой продукции, выставляемой на открытых рынках.

Вроде бы товары к нам должны пойти дешёвые, что на руку потребителю, но на деле всё получается не так «пушисто». В настоящее время, при падающем спросе, мировое производство зачастую работает на склад. И когда откроются границы, вся эта продукция хлынет в Россию. В результате закроются свои предприятия, люди будут выброшены на улицу - специалисты уже подсчитывают потери по всем отраслям.

- В чём же защита?

Об этом и шла речь на экономическом форуме в Чебоксарах. Он был полностью посвящён вопросам вступления в ВТО. Наша делегация высказала свою позицию и посмотрела, какие наработки по смягчению последствий членства в ВТО есть в Чувашии и других регионах ПФО. Первым выступил представитель из Индии, который непосредственно занимался переговорами при вступлении своей страны в ВТО. Он пытался нам доказать, что это выгодно для любого государства.

Выступая на семинаре «Вступление в ВТО - будущее России», я отметил, что наша защита в повышении эффективности производства, что является основой насыщения рынка высококачественными, экологически безопасными продуктами. Это касается именно регионального аспекта проблематики - Кировской области и других регионов Нечерноземья. Говорить о возможностях и рисках для предприятий АПК можно бесконечно долго. Главная проблема, на мой взгляд, в неготовности российских аграриев к вступлению в ВТО. И это обусловлено серьёзным недофинансированием отрасли в предыдущие годы. Даже сегодня в федеральной целевой программе объёмы финансовой поддержки сельскохозяйственного производства почти в два раза ниже регламентированных правилами ВТО. Если в ближайшие два года они не возрастут, то пессимистические прогнозы оправляются.

- Что можно сделать, чтобы защитить производство?

Я всё время думаю: если мы говорим о вступлении в ВТО целых 18 лет, то почему не предприняли кардинальной подготовки?! Возьмём сельхозмашины - почему мы не смогли сделать наши комбайны конкурентоспособными? Сейчас ведь вся техника покупается, а отечественная стоит на приколе.

Приведу пример по Украине, которая вступила в ВТО в 2008 году. Там в четыре раза сократилось производство свинины, фрукты и овощи завозят с общего рынка. Защитила она себя? Хотя механизмы защиты, конечно, есть. Но они будут снижаться. Надо сказать, что работа аграриями проведена серьёзная по всем сельхозотраслям - молочной, животноводческой, зерновой. Однако у каждой свои интересы. Кроме того, в Госдуму внесён ряд законодательных актов, смягчающих последствия членства в ВТО.

Что касается АПК в целом, то в Кировской области он начал развиваться после 90-х, лет 6-7 назад, как, впрочем, и во всей России, когда Владимир Путин стал премьером. Говорю это не из политических убеждений, а исходя их фактов. Для меня премьер - это хозяйственник. Он понял, что село совершенно недофинансировано.

Ещё в 2001 году нам говорили, что мы имеем право 10 млрд долларов тратить на своё сельское хозяйство. Если бы нам с 2001 года давали эти деньги, мы бы были сегодня на совершенно другом уровне - распахивали бы зарастающие пашни, производили больше молока и мяса. Можно было бы говорить о насыщении рынка отечественными продуктами. И это было бы реальное импортозамещение.

Чтобы не рассуждать примитивно, нужно учитывать случившийся мировой финансовый кризис, который спутал нам все карты. Мы живём не в вакууме, а в мировом экономическом пространстве. Страна до сих пор по ряду серьёзных отраслей не вышла по производственным показателям на уровень 2008 года.

Защищаться можно только одним - создавать конкурентоспособную продукцию. Должно прийти понимание, что бизнес интернационален. И если вы не укладываетесь в себестоимость продукции, то уходите с рынка. А это, ещё раз повторюсь, означает, что коллективы разрушаются, люди или уходят на биржу труда, или вообще деградируют. Вот вам и думы о демографии...

Мы давно уже выступаем за необходимость разработки подпрограммы «Развитие АПК Нечерноземной зоны России» и включения её в проект государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013 -2020 годы. Прошлой осенью я уже выступал с этим вопросом на расширенном заседании Комитета Совета Федерации Федерального Собрания РФ по агропродовольственной политике.

Кировская область - крупнейший регион российского Нечерноземья, и, поднимая вопрос по данной программе, мы имели в виду возможность использовать ряд своих преимуществ. В первую очередь это почвенно-климатические условия, благоприятные для развития молочного и мясного животноводства, зернового хозяйства, преобладание в аграрном секторе крупного товарного производства, большое количество неиспользованных земель, которые ещё можно распахать. Участие в программе дало бы нам дополнительный необходимый миллиард к тем двум, что имеем сегодня из областного и федерального бюджетов, чтобы мы поддержали тех, кто работает на селе. Мы сохранили товарное стадо. Мы первые по надоям в ПФО и десятые в стране. И предлагаем оценивать нас по товарному молоку, потому что у нас нет разницы между летним молоком и зимним. А это потянет за собой развитие кормовой базы, машиностроения, занятость людей. Но пока нас в столице не слышат.

Надо подчеркнуть, что у нас есть понимание проблем, стоящих перед отраслью, и губернатором, и правительством области. Никита Юрьевич идёт нам навстречу, но мы же понимаем, что он не может перебросить деньги на село, оторвав их от образования или медицины. Нам нужна федеральная поддержка в рамках подпрограммы «Нечерноземье».

- Подведём итог?

Весь смысл сегодняшнего разговора в следующем - документы для вступления в ВТО подписаны, и нам надо строить свой бизнес, отталкиваясь от них. Нужно понимать, что сегодня инвестор уйдёт туда, где ему выгоднее, где дешевле рабочая сила.

Марина СТЯЖКИНА

«Кировская правда», № 71 от 29.06.2012




Размещено: 05.07.2012 10:04:21

Последнее изменение: 05.07.2012 10:04:31