Кто платит, тот и заказывает?

29 июня 2012

«Создано общественное мнение о том, что общественное мнение существует»

Что такое общественное мнение – психоз толпы, позиция активных граждан или манипуляции политических партий и «групп влияния»? Как и откуда у общества появляется «свое мнение» и почему оно зачастую противоречит политике власти? На эти и многие другие вопросы попытались ответить участники парламентского пресс-клуба Законодательного Собрания Кировской области.

Может ли общественное мнение сложиться само собой? Большинство выступавших в пресс-клубе признало, что его формирует тот, кто имеет свой интерес и достаточные ресурсы, а любое сложившееся общественное мнение обычно является результатом различных манипуляций и технологий, даже если оно используются с благими целями. Потому и объективность того, что подается как мнение какой-либо части общества, часто вызывает сомнения.

Все определения общественного мнения, которые встречаются в науке, можно поделить на две группы. Первая группа называет общественное мнение совокупностью мнений некой группы людей. Вторая группа основывается на том, что общественное мнение – это единое мнение совокупности людей. Порядок слов в этих определениях принципиален: он указывает на однородность или разнородность общественного мнения, спонтанность или технологичность его формирования.

Погружение в иллюзию

- Общественное мнение формируется и отражается теми, у кого для этого есть инструменты и ресурсы, - считает эксперт клуба, кандидат философских наук Юлия Игошина. – Основные инструменты – это средства массовой информации и коммуникации, а ресурсы могут быть любыми: финансовыми, административными, личными, и так далее. Тех и других больше у власти, и она ими широко пользуется. Возьмем, к примеру, такую серьезную проблему власти, как низкое доверие общества к ней. Одной из функций пиара в государственной сфере стала необходимость создания лояльного отношения общества к решениям, принимаемым властью, и в первую очередь – к непопулярным. Но, с другой стороны, мы видим, что повышается уровень образованности нашего общества в сфере политики, пиара и коммуникаций. Часто применяемые и не слишком сложные технологии становятся понятными для общественности и перестают работать, из-за чего пиару приходится придумывать менее заметные и менее навязчивые технологии формирования общественного мнения. Поэтому сегодня вряд ли имеет смысл говорить о противостоянии власти и общественного мнения.

В настоящее время происходит подмена понятий в известной схеме «власть – СМИ – аудитория». Власть является источником информации для СМИ, а СМИ становятся источником информации для аудитории. И аудитория начинает хвалить и ругать за информацию не власть (ее истинный источник), а журналистов, которые, понимая свою важность в формировании общественного мнения, все же зачастую становятся копирайтерами и начинают обслуживать интересы власти. Это тоже становится инструментом формирования общественного мнения, и поэтому нельзя говорить о его объективности.

Зато можно смело утверждать, что оно вариативно и неоднородно. Разумеется, на него может повлиять и психоз толпы (когда можно таковым воспользоваться в чьих-либо интересах), и позиция активных граждан (когда они являются либо «выразителями», либо «отражателями» интересов общества), и манипуляции политических партий. Однако, по словам Юлии Игошиной, все это лишь создает общественное мнение о том, что общественное мнение важно и что оно вообще существует.

Что касается социологических исследований, то они либо отражают мнение небольшой части общества, либо создают некий его «портрет», который в данный момент выгоден заказчику этих исследований. Тем не менее, результаты таких исследований интересны для людей: они любят соотносить с ними свою точку зрения. По этой же причине пользуются популярностью и всевозможные рейтинги, в том числе политические. Но все это, по мнению Юлии Игошиной, лишь «игра в общественное мнение»: общественность либо соглашается с навязанным ей мнением, либо погружается в иллюзию, что это именно ее мнение.

«Мы идем своим путем»

Депутат Законодательного Собрания, лидер фракции «Справедливая Россия» Константин Мошуренко имеет свой взгляд на обсуждаемую проблему.

- В демократических странах Западной Европы власть с большим вниманием и уважением относится к общественному мнению, но это не значит, что она всегда идет по тому пути, которого требует это мнение, - говорит депутат. – Тем не менее, мы видим, что на Западе общественное мнение является для власти важным фактором ее существования. В России же в последнее время сложилась такая система взаимодействия власти и общества, при которой власть занимает позицию «мы идем своим путем, что бы ни требовало общество». К тому же эта позиция имеет демонстративный характер. На мой взгляд, это серьезная ошибка власти в глазах общества, хотя власть идет на это осознанно. В противном случае ей не удалось бы в последние годы провести в жизнь многие непопулярные решения (например, вступление России в ВТО, поддержка монополий и сырьевых отраслей, однобокое развитие экономики в пользу энергетического сектора, разрушение уклада жизни аграрных регионов).

История показывает, что авторитарные режимы заканчиваются, как правило, политическими кризисами. Главная защита власти в этом случае – господство и главенство закона при уважении к общественному мнению. Общество должно видеть, что его мнение защищают избранные на честных выборах депутаты – в парламентах всех уровней. И потому сегодня необходимо усиление роли парламентов. Но когда общество видит, что власть не обращает внимания на его мнение, тогда оно начинает бурлить, тогда люди выходят на улицы. И на последние акции протеста в действительности людей вывела власть.

Общественное мнение должно декларироваться через депутатов-парламентариев, защищающих интересы общества. Представительные органы власти и общественное мнение должны взаимодействовать по принципу сообщающихся сосудов. Но сегодня в России этого не происходит, и люди это видят. Наше нынешнее общество не знает, как высказать свою точку зрения и как донести ее до власти.

Что касается СМИ, то большинство из них превратилось в инструмент манипуляции общественным мнением для решения задач власти. Во время предвыборных кампаний СМИ наполняются потоками лжи, клеветы, фальсификации и обмана. И никто не несет за это ответственности. Перед выборами-2011 – как бы случайно – отменили уголовную ответственность за клевету. Складывается ощущение, что вообще наступила эпоха лжи.

Константин Мошуренко счел циничным тезис о том, что «общественное мнение формирует тот, у кого есть ресурсы». По мнению депутата, закон не должен этого допускать. Он считает, что противостояние власти и общества в России существует и даже нарастает, но это результат политики и неадекватных действий власти. «Видимо, власть считает, что еще не наступил момент уступить обществу, что еще есть масса инструментов для управления ситуацией, - говорит Константин Мошуренко. – Я думаю, что общественное мнение все же победит, но в очень далекой перспективе».

Слово парламентариям

Михаил Лихачев, депутат ЗакСобрания (фракция «Единая Россия»):

- Если говорить о власти и общественном мнении, то сегодня это два взаимосвязанных явления, движущие друг другом, и разделить их невозможно. Высшее проявление общественного мнения – это формирование новой власти, когда избиратели на выборах голосуют за эту власть.

Михаил Курашин, заместитель председателя ЗакСобрания (фракция Справедливая Россия»):

- Мы не должны рассматривать власть и общественное мнение в одной плоскости. Власть – это субъект общества, а общественное мнение – информационный продукт, выходящий из общества. В связи с этим я считаю, что говорить о противостоянии власти и общественного мнения не совсем корректно: нельзя противостоять информации. Вопрос заключается в том, что субъект делает с этой информацией. И этот вопрос можно рассматривать с разных позиций.

Действительно, в нашем обществе сегодня сформировано устойчивое представление о том, что общественное мнение существует и может быть услышано властью. Возможно, это отголосок советской эпохи, когда эта схема действительно работала: власть формировала общественное мнение, затем следовала ответная реакция общества на действия власти, и тем самым достигалась практически идеальная ситуация взаимодействия общества и власти. Сегодня мы по инерции представляем, что это происходит до сих пор: мол, мы заявляем наши требования, власть нас слышит и делает так, как мы требуем. Но зачастую получается с точностью до наоборот: когда, скажем, политической партии выгодно, она кивает на общественное мнение, и именно оно становится объектом манипуляции. Как это случилось, например, в ходе работы над областным законом «О выборах губернатора».

На общественные слушания по этому законопроекту пришел ровно двадцать один человек, и двадцать проголосовали за то, чтобы ввести в него норму о самовыдвижении на пост губернатора. Одна из оппозиционных партий тут же объявила о том, что 95 процентов общественности за самовыдвижение, и Законодательное Собрание просто обязано прислушаться к общественному мнению. На самом же деле сам факт столь низкой явки на открытые слушания наглядно подтвердил глубокое безразличие общественности к обсуждаемой теме. Но кто же будет спорить: «95 процентов» всегда звучит куда как лучше, чем «двадцать человек». Не это ли наглядный пример манипуляции?

Владимир МЕЛЬНИК 

«Вести. Киров», № 55 от 29.06.2012

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 05.07.2012 10:43:08