Бизнес и власть: кто кого?

1 августа 2012

Чего не хватает российской модели взаимоотношений бизнеса и власти — обсудили участники круглого стола.

ТЕОРИЯ НЕВМЕШАТЕЛЬСТВА

Андрей Гордин, технический директор ООО «БиоХимЗавод»: — Мы удачно разместились за столом: бизнес напротив власти...

Сергей Доронин, депутат Госдумы РФ: — Нет, почему же? Несмотря на то, что я сегодня профессионально занимаюсь законотворческой дея­тельностью, внимательно слежу за бизнес-процессами, так как буквально полгода назад был в бизнесе.

Михаил Курашин, заместитель Председателя Законодательного Собрания Кировской области: — Я сочувствующий.

Сергей Доронин: — Я могу судить о взаимоотношениях бизнеса и власти с обеих сторон, поскольку предпринимательской деятельностью занимался более 20 лет и знаю все проблемы изнутри.

Власть должна, в первую очередь, создавать условия для того, чтобы инвестор или бизнесмен могли комфортно работать, удобно себя чувство­вать на территории, где реализуют проект. В развитых странах, если пла­нируется строительство производственного комплекса, власть дает обя­зательство подготовить инфраструктуру: дороги, линии электропередач, подведение воды — и делает это.

К сожалению, в России все совершенно по-другому. Есть огромное недопонимание между бизнесом и властью. Последняя в большей степени рассматривает бизнес как дойную корову, с которой можно получать на­логи. Причины этому две. Во-первых, в стране нет культуры бизнеса, так как живем в рыночной экономике всего 20 лет — это короткий отрезок вре­мени. Во-вторых, у власти нет особого желания помогать бизнесу. Плюс ко всему, правила игры постоянно меняются...

Но чем раньше власть поймет, что ее задача не вмешиваться в бизнес, а регулировать финансовые отношения, тем развитие экономики будет бы­стрее. В США очередной этап расцвета экономики начался в эпоху президен­та Рональда Рейгана, который занимался внешней политикой, практически не вмешиваясь в бизнес, — и 80-е годы стали бумом экономического роста.

В то же время власть с помощью судебной системы должна беспри­страстно урегулировать конфликты между бизнесменами: то, что сегодня крупные корпорации практически поглотили весь бизнес — серьезная проблема. И не только для США и Европы, где монополисты сегодня име­ют большое влияние на власть, но и для России, где фактически правят бал кланы олигархов (50-100 крупнейших бизнесменов).

Михаил Курашин: — Я бы разделил вопрос на две части: то, что есть в реальности, и то, чего хочется. Мы понимаем, что всегда будет править тот, кто обладает для этого достаточными ресурсами и рычагами. Если в СССР вся собственность и все ресурсы принадлежали государству и оно определяло развитие политики, финансовой и социальной сфер, то теперь произошел некий сдвиг в сторону экономики. Сегодня бизнес получил собственность, ресурсы и возможность влиять.

Вы правильно сказали, сейчас наша власть в большей мере является элементом бизнеса. На каждом ее уровне — свои монополии, свои игроки.

Идеальная модель — когда государство самостоятельно может управ­лять, несмотря на возможные варианты влияния на нее со стороны бизнес- структур, распределяя ресурсы грамотно и равноудаленно от всех.

КТО НА «БЕНТЛИ»?

Сергей Доронин: — Основной задачей для власти должно быть соз­дание климата в государстве, когда исполняются все законы. В России за­коны, по сути, неплохие, но проблема в том, что у нас превалирует «теле­фонное право».

Важно, чтобы власть все же могла контролировать саму себя. У нас же как: крупный чиновник проворовался, исполнительная власть при­ходит к нему на помощь. Перед судьей все люди должны быть равны. Не должно быть у одного написано на лбу «руководитель департамента», у второго «простой крестьянин», а у третьего «бизнесмен», а значит у него можно взять денег за то, чтобы смягчить приговор, либо отобрать бизнес.

Чиновники зачастую занимаются на работе личными делами. И они понимают, что за это им ничего не будет: законы не исполняются. Все российское общество пронизано жаждой потребления: все хотят виллы, огромные квартиры, машины. В этом есть что-то азиатское. Европейцы — скромные люди, даже директора крупных корпораций, миллионеры. Со многими из них я встречался, они приходят на деловые встречи в скром­ных костюмах, ездят на недорогих машинах. А у нас наоборот: большин­ство — на «Бентли», «Мерседесах» и «Порше».

Андрей Гордин: — Не все.

Сергей Доронин: — Я имею в виду, что успешный человек в первую очередь думает, как бы купить часы подороже, машину покруче и квартиру отделать так, чтобы соседи заходили и в обморок падали.

Воровать не нужно. Зайдите в интернет, сравните стоимость кило­метра асфальтовой дороги в России и в США: казнокрадство у нас пре­вышает все разумные пределы. Чем раньше отличался чиновник от про­стого человека? У него была не двухкомнатная, а трехкомнатная квартира, шапка не заячья, а норковая, холодильник не «Бирюса», а «ЗИЛ», ковер болгарский в доме — и все. Отличие в доходах не составляло миллионы, миллиарды долларов. Когда господа премьер или вице-премьер деклари­руют доходы под сто миллионов долларов, это по меньшей мере вызывает недоумение. Ты или бизнесом занимайся, или властью. Ни в одной стране мира такого нет! В Швеции премьер-министры ходят в простые магазины и ездят по выходным на велоси­педах. А в Москве, где я уже полгода работаю, корте­жи с мигалками и сиреной — постоянно. Это просто какое-то безумие — так сильно бояться своего народа.

Андрей Гордин: — Ничего, поживете в Москве подоль­ше — привыкнете, Сергей Александрович...

НЕ МАЛЕНЬКАЯ ЛОШАДКА

Андрей Гордин: — Продолжу вашу мысль о не­вмешательстве власти в дела бизнеса. Мы постоян­но ищем инвестиционную поддержку для проектов. Частные инвесторы дают деньги очень неохотно. Из федерального бюджета, в котором заложены рас­ходы на инвестиции, ни рубля взять невозможно. Мы сделали массу проектов, которые прошли про­верки на всех уровнях. Но знаете, почему завис один из последних, рассчитанный на 200 миллионов ру­блей? Человек, который подписывал документ, по­смотрел и сказал: «Кировская область? Так, кто у вас там? А, Белых... Что-то его не очень любит пре­зидент. Наверное, я не подпишу...». Вот такое отно­шение людей, имеющих в руках власть. Это просто недопустимо.

Власть — отдельно, бизнес — отдельно. Поддерживаю Сергея Александровича.

Илья Курагин, генеральный директор ОАО «Вятич»: — А какой здесь вообще может быть вопрос? У нас же все в законе прописано. Власть, грубо говоря, это народ...

Андрей Гордин: — Нет, народ — это отдельная от власти сила.

Илья Курагин: — Вот до тех пор, пока у нас в головах будет убеждение, что власть отдельно, народ отдельно, бизнес отдельно — у нас и будут проблемы. Нужно объединиться — все мы граждане РФ и все должны стараться работать на благо Родины. А у нас получается так, что есть загнанная лошадь — бизнес, на которой едут все: и работники — представители на­рода, и власть — проверяющие органы.

Отсюда проблемы. И диалога не будет, пока не придет понимание того, что все мы в одной упряжке.

МИФ О НЕФТЯНОМ ДОЖДЕ

Илья Курагин: — Сейчас мы живем под нефтя­ным дождем. Пока идет этот дождь — будут покупаться «Бентли», «Порше», строиться замки, чиновники будут ездить за границу, скупать там какие-то активы, по­том иностранцы будут у них эти же активы воровать... Денег — завались, и ни у власти, ни у бизнеса нет ни­какого желания эффективно работать, администриро­вать издержки, оптимизировать производство, созда­вать что-то новое... А США, к примеру, уже осваивают технологию сланцевого газа — им к 2020-му году не нужна будет нефть. Мы же на 100% зависим от Европы в продажах газа. В итоге в ближайшие 10 лет увидим, что власть не будет выполнять своих обязательств перед народом, будут происходить конфликты... Надо уже сейчас объединяться, задача у нас общая — чтобы наши дети и внуки жили в прекрасной стране. А страна у нас величайшая, с ней всегда считались. А «Порше» устаревает, замок ветшает, и сам ты не молодеешь...

Михаил Курашин: — Все абсолютно правильно с точки зрения того, куда надо идти. Здесь сложно спо­рить. Надо объединяться идейно.

Сергей Доронин: — Как правильно сказал Илья, к сожалению, на одной ноге мы стоим. Но не только в этом смысле. В стране выстроена вертикаль, где во всем преобладает исполнительная власть, которая столкну­ла с верхней ступени законодательную и судебную. В 90-е годы Борис Николаевич, уходя в запой, позво­лял думцам принимать законы, 70% законодательных инициатив были предложены депутатами Госдумы. Конечно, спорили, Жириновский дрался, таскали друг друга за волосы, обливали водой... Но тем не менее при­ходили к консенсусу и принимали законы. Сегодня 95- 98% — это законодательные инициативы представи­тельной власти — президента, правительства, которые просто через нужную им партию заносятся в Госдуму и принимаются без каких-либо обсуждений. Иллюзия, что мы занимаемся каким-то законотворчеством.

ИДЕМ НА ТРИ БУКВЫ

Илья Курагин: — Может, объявить лет на пять безналоговый режим для бизнеса? Сразу увидим и подъем малого и среднего предпринимательства, и нормальное развитие страны. Зачем государству, которое формирует доходы в основном от продажи сырья, налоги с предприятий? Администрирование этих налогов занимает больше ресурсов, нежели сами отчисления в бюджет. У нас в стране много неосвоен­ных площадок — нужно дороги делать, дома строить...

Михаил Курашин: — С Ильей не соглашусь. Бизнес должен понимать, что использует возможности государства для зарабатывания на себя. Если бы для на­чинающего бизнеса были одни налоговые условия, для бизнеса, который занимается инвестированием, — дру­гие, если бизнес статичен — третьи, тогда снижается мо­тивация уходить в тень и есть основания показывать то, чем предприятие занимается, чтобы не попасть в невы­годные налоговые условия. Мол, я не стагнирую, а трачу деньги на то, чтобы переориентировать свое производ­ство, к примеру, с пива на квас. И мне, соответственно, нужно время. И тогда я готов платить налоги, выдержи­вать уровень зарплаты и сохранять сотрудников.

Илья Курагин: — Только нужно, чтобы вы пили квас зимой... Самое смешное: помимо того, что биз­несу было бы легче при избавлении от налогов, ос­вободились бы такие прекрасные люди, как бухгал­теры. Сколько девушек могли бы решать проблемы демографического роста страны. Наверное, Сергею Александровичу не хватает доярок, людей, которые на селе могли бы осваивать территории. Человек вообще чувствует себя гораздо лучше, когда создает что-то сво­ими руками, а не на бумажке.

Михаил Курашин: — Это вы зря. Вы видели глаза бухгалтера, когда у него баланс сошелся? И он сделал это своими руками.

Илья Курагин: — А кто будет выращивать хлеб, ковать сталь?

Сергей Доронин: — Хлебом и другими сельхоз­продуктами нас скоро накормят — мы же в ВТО всту­пили. Сейчас полностью открылись рынки для запад­ных стран. Мы вступили в ВТО практически на самых худших условиях: снижение пошлин на ввозимую про­дукцию, ограничение помощи тем отраслям, которые субсидируются нашим государством.

На субсидирование сельского хозяйства нам дали «потолок» — 9 миллиардов долларов. Для сравне­ния, в США — 100 миллиардов, в Евросоюзе — около 50 миллиардов. По оценкам специалистов, от 3 до 4% ВВП мы потеряем к 20-му году в связи с вступлением в ВТО, сельскохозяйственная отрасль уже к следующему году потеряет 4 миллиарда долларов...

Входить в ВТО надо, мы должны интегрировать­ся в мировую экономику. Вопрос, на каких условиях. Здесь уместен такой пример: мы участвуем в скачках, и у Германии, США и Арабских Эмиратов породистые скакуны, а нам дают тяжеловоза или вообще козла, на котором должны ехать по кругу... Понятно, что мы ни­когда не выиграем и конкурировать априори не можем.

За 100 миллиардов долларов Америка с Европой смогут окончательно закрепить здесь не только свою культуру, но и потребление своих продуктов, а по всем 50-60 каналам мы будем смотреть только запад­ное телевидение... В какие рынки войдем мы со свои­ми 9 миллиардами? Для того, чтобы стимулировать, к примеру, потребление пива «Вятич», заводу надо вло­жить 100 миллионов долларов, чтобы Германия или Испания начали его употреблять. Компании надо быть спонсором Чемпионата мира по футболу и Лиги чем­пионов, продавать пиво по демпинговым ценам — по 50 центов, а когда вся Европа подсядет на это пиво, на­чать продавать по 5 долларов за бутылку... Это законы экономики. Но кто «Вятичу» будет платить упущен­ную прибыль? Никто...

Илья Курагин: — Что там — в России продавать не дают, ларьки убирают... Здесь нужны конкретные шаги навстречу от власти, облегче­ние налогового бремени, а не обещания и ультиматумы или странные праздники типа Год предпринимателя... Тема понятная — работать надо.

«Бизнес Класс Киров», № 8 (32) от 01.08.2012

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 21.08.2012 10:12:40

Последнее изменение: 21.08.2012 10:57:20