Зерновая паника, или Где селу взять денег

14 октября 2012

У аграриев в этом году не только мало денег, но еще и, по словам ряда экспертов — неурожай

Несколько процентов зерна осталось собрать, чтобы можно было судить о том, голодным или сытым будет нынешний год. Российское правительство тревогу не бьет, хотя около 16% планируемого урожая зерна погибло. Часть экспертов полагает, что могут вырасти цены на продовольствие. А если прибавить к этому еще и вступление России в ВТО и отсутствие достаточных дотаций в сельское хозяйство, то опасения аграриев становятся понятны.

Хлеба хватит

Николай Киселев, депутат Заксобрания, председатель комитета по аграрным вопросам, переработке сельхозпродукции и развитию сельских территорий:

– Данные этих экспертов - чистейшей воды вранье. Какое население у нас в стране? 144 млн человек. Умножьте эту цифру на 1 центнер хлеба и получится, что нам надо всего 14 млн тонн зерна в год. Сегодня же речь идет о семидесяти с хвостиком миллионов тонн зерна. Это, конечно, почти на 22 миллиона меньше, чем в прошлом году. Но это не критично и мы даже постараемся выполнить все обязательства по продаже зерна за рубеж.

Константин Мошуренко, генеральный директор «Абсолют-агро», депутат Заксобрания:

- На мой взгляд, сегодня ситуация сложная, и может даже еще сложнее, чем в предыдущие годы, хотя в этом году и не было засухи. Хозяйства в основном пострадали от сырости, потеряли в прибыли те, кто не успел убрать зерно до дождей. В Кировской области, насколько мне известно, не собрано почти 200 млн тонн, а это означает убытки в размере 1,5 млрд рублей. Это конкретные проблемы сельхозпредприятий, которые ударят по ним уже со дня на день.

Владимир Яговкин, депутат Заксобрания, экс-гендиректор Агрокомбината «Красногорский»:

- Урожай сегодня не собран только у самых нерадивых. Я каждое утро смотрю статистику, сегодня собрано уже 98% зерна, то есть почти все. Конечно, если в прошлом году у нас в среднем по области было 24 центнера с гектара, сейчас – 20 центнеров. Но в любом случае я не вижу повода говорить о том, что у нас не хватит зерна для собственного потребления.

Сергей Журавлев директор агрохолдинга «Победа», Вятские Поляны:

— Мы, к примеру, собрали только 50% зерна от наших потребностей. И район наш почти вполовину меньше собрал. Будем закупать, компенсировать убытки. По-сравнению с прошлым годом сегодняшний результат намного хуже, но это и не 2010 год, конечно. И это не значит, что мы паникуем.

Алексей Котлячков, глава департамента сельского хозяйства и продовольствия Кировской области:

– Если сравнить с соседними регионами, то наши результаты даже выше. Конечно, сравнение будем вести с теми, кто находится в схожей с нами климатической зоне: Кострома, Вологда, Удмуртия, Пермский край, Марий Эл. Всего у нас собрано 650 тыс тонн зерна. И в целом неурожай нам не грозит.

Николай Киселев:

– Конечно, аграриям сегодня требуются дополнительные сушилки, топливо, а значит – деньги. Село в любом случае несет убытки. Но сгущать краски не стоит.

Владимир Яговкин:

– Да, согласен, может быть, зерна будет продано меньше, чем планировалось, но никто не ставит вопроса о его закупке в резервный фонд, как это делалось в 2010 году. Я думаю, что все страхи у нас сегодня надуманы, так как бизнес в большинстве своем алчный и кому-то выгоден ажиотаж, чтобы можно было поднять цены. Таким же образом в 2010 году взлетели цены на муку и хлеб. 2011 год был урожайным, но цена почему-то осталась той же, не снизилась. Многим на руку тот факт, что дорожает продовольствие. В целом же сегодня на мировом рынке больше проблем с зерном, чем у нас, и пользуясь этим, наши предприниматели пытаются приравнять наши цены к мировым, хотя внутри России посыла для роста цен нет.

Алексей Котлячков:

– Посыл все же есть и цены вырастут, но насколько, пока сказать трудно. Начнутся проблемы у тех аграриев, которые покупают много зерна для птицы и производства свиного мяса. Гарантрованно обеспечен зерном у нас только крупный рогатый скот. А вот нужно ли вообще отдавать российское зерно на экспорт, я не знаю, и за государство отвечать не буду.

Николай Киселев:

– Политика по экспорту определена четко. Аркадий Дворкович говорил, что, может быть, произойдет какое-то сокращение, но контракты уже заключены и нарушать договоры не стоит. Сейчас важен другой вопрос: сегодня мы зерно продадим, но уверены ли мы в том, что у нас прорастут озимые. Мы же никогда в сельском хозяйстве не знаем, что будет через год. Можем только предполагать, но не располагать.

Еще бы миллиарда два

Константин Мошуренко:

– Вы, конечно же, сейчас говорите о финансировании. И этот вопрос, я считаю, стал еще более актуальным из-за вхождения нашей страны в ВТО. Нанесен серьезный удар по сельскому хозяйству. Быть может, в этом году дефицита продовольствия не будет, но в скором времени у аграриев, если им не помогут власти, начнутся проблемы.

Владимир Яговкин:

– Все мы прекрасно знаем, что этот вопрос сегодня находится в стадии обсуждения. На недавних общественных слушаниях по бюджету сумма финансирования сельского хозяйства изменилась в большую сторону (сейчас она равна 1,2 млрд рублей на 2013 год). Но в целом, конечно, может получиться такая ситуация, что при одном шаге вперед будут допущены два назад. Если в 2011 -2012 году у нас количество финансирования как-то увеличивалось, то в будущем 2013 году при таком не растущем бюджете развитие агрокомплекса области может остановиться. Мало того, что цена на дизтопливо у нас каждый день растет, у нас еще и процент инфляции в бюджет не закладывается. Это же нонсенс. Что для сельского хозяйства 100 миллионов дополнительных рублей в год? Пустой звук. И общероссийский бюджет не лучше: из него на сельское хозяйство выделяется всего 1,5% - 173 млрд рублей. Это при том, что в нынешнем году на поддержку АПК было выделено примерно 169 млрд рублей. Это же нам только посмеяться. Кроме того, все в курсе, что сейчас активно на российский рынок заходит белорусская продукция: там уровень поддержки агрокомплекса несоизмерим с нашим. Уже сейчас они составляют нам сильную конкуренцию. И она будет возрастать и дальше.

Алексей Котлячков:

– Надо понимать возможности бюджета. Губернатор недавно встречался с депутатами и аграриями, объяснял ситуацию. Департамент финансов выслушал предложение о перераспределении средств внутри бюджета. Но те, кто был на слушаниях, слышал, что бюджет сформирован с предельным дефицитом. Если говорить об увеличении финансирования аграрного сектора, надо смотреть, откуда можно взять и отрезать. Конечно, дополнительные средства возможны, но происходить все это будет в процессе исполнения бюджета, так же, как и бывало раньше.

Николай Киселев:

– Получается, что по средствам будет то же самое, что было и в прошлом году. Но давайте вспомним, как разрабатывалась областная целевая программа еще в 2008 году. У нее было два этапа: первый – финансирование (которое мы благополучно получили), второй – мы должны были достичь серьезных показателей по сохранению производства на значительной части нашей территории, у нас должно было остаться 50% пашни в обработке. Сегодня мы обрабатываем только треть – 800-900 тыс. га. Кроме того, в прошлом году бюджет выполнил перед нами обязательства по обновлению техники, но сейчас, когда эти деньги потрачены, мы должны вернуть области около 15% от той суммы – а это почти 200 млн рублей. Что же получается: бюджет на сельское хозяйство в этом году увеличивается на 100 млн рублей, но при этом вернуть в него аграрии должны 200 миллионов. Финансирование, по сути, осталось на уровне прошлого года. А если учесть инфляцию (а она всегда выше, чем контрольные цифры, которые даются в статистике), то получится даже еще меньше. Да, мы встречались с губернатором, он наши заботы знает, но как верно подметил кто-то из депутатов, за щекой у губернатора ничего нет. Если же говорить о реальной помощи, которая нам сегодня жизненно необходима, то нам бы нужен 1 млрд рублей из областного бюджета, и 1 млрд рублей из Москвы. Если бы такие деньги шли хотя бы года четыре, мы бы не только поддержали те хозяйства, которые еще живы, но могли бы начать использовать и заросшие земли. Хорошо уже то, что продлили льготу по налогу на прибыль.

Лучше Татарстана

Константин Мошуренко:

– Эта льгота – никакая не помощь для аграриев, потому что они и так предполагали, что льгота будет продлена. Никто даже и не рассчитывал, что будут налоги. Подписание указа Путиным - это стандартная процедура продления льготы. Иначе агропроизводители вообще бы все погибли. Сейчас мы просим реальной помощи. Ее новые виды сегодня разрабатываются правительством страны, но пока все же еще непонятно, в чем она будет выражаться. Разумеется, правительство медлит и, как обычно в таких случаях бывает, промедление не идет на пользу ситуации на рынке. Аграрии просят пролонгации длинных кредитов, субсидирования кредитов, уменьшения процентной ставки. Мы выступаем и за то, чтобы правительство Кировской области увеличивало финансовую поддержку аграриев.

Николай Киселев:

- Не согласен с вами – льгота на прибыль важна. Эта поблажка, конечно, ничего не добавляет, но и не убавляет, что в нашем случае тоже очень важно. Прибыльные хозяйства у нас сегодня есть, поэтому такая поддержка необходима. Ну а что касается финансирования, что есть, то есть. В любом случае, мы зависим не только от нее. Лишь весной будущего года станет известно, как перезимуют наши многолетние травы и тогда уже будем думать, какая еще поддержка нам нужна.

Сергей Журавлев:

- Кое-что в сельском хозяйстве все-таки начало меняться к лучшему. Еще некоторое время назад мы жили вопреки государству, а сейчас власти задумываются, понимают, что нам нужно. Помощь, которую нам оказали в 2010 году, с лихвой окупилась. Понятно, что все дорожает, но мы знаем, что нас с этими проблемами не оставят. По средствам тоже надо уметь жить. Помогать надо, но не тушить же пожары деньгами. Главное, вкладывать их в производство. А развитие сельского хозяйства, я считаю, сегодня у нас идет даже лучше, чем в Татарстане. Наши хозяйства более самостоятельные и сильные: нас выкинули в 90-е годы и мы, кто смог, выплыли, а соседи вообще все на дотациях (я знаю, о чем говорю, вижу, как они работают). И вступление в ВТО для нас, я считаю, - дополнительный «пинок» и стимул работать качественнее. Надо сейчас соревноваться не друг с другом, не Куменам с Пижанкой, а всем - с Новой Зеландией. Паниковать не надо.

Подготовила Елена Окатьева

Справка
Весенние заморозки и летняя засуха спровоцировали гибель свыше 16% всего урожая зерновых, - таковы данные Росстата и статистика Российского зернового союза. В настоящий момент масштабы прямых потерь для сельхозпроизводителей оцениваются в 45-50 млрд рублей. Другими словами, по итогам года сбор зерновых культур в лучшем случае дотянет до 72 млн тонн, а в случае задержек со сбором урожая и ухудшением ситуации с порчей зерна может составить лишь 65-67 млн тонн.

«Бизнес новости в Кирове», № 41 от 14.10.2012

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 15.10.2012 12:34:37