Не лежал на боку

28 октября 2012

«Почему-то создалось такое мнение, что раз в Демьяново приехал губернатор, то теперь на нас манна небесная посыплется», - сказал Василий Митюков, исполнительный директор «Подосиновского фанерного комбината», в беседе с журналистом «БН». Он тоже оказался тогда в гуще событий и сейчас считает, что никто, кроме нас самих наши проблемы не решит. Сам он, кажется, старается успеть на несколько фронтов: и в муниципальной власти поработал, и завод возглавляет, а теперь еще и законодательную судьбу региона вершит.

Пеняем на дядю

Вашему послужному списку и вашему опыту можно позавидовать: учитель, директор школы, начальник управления образования Подосиновского района, глава его администрации. Вот здесь пока остановимся: что вас побудило пойти во власть?

– Я окончил педагогический институт учителем истории и права. В то время был целевой набор для сельских школ, и меня направили в свой же район. Начал работать учителем истории, физкультуры, труда: у сельского учителя широкая колея. Разве что музыку не вел, поскольку слуха нет. Год отработал, и наш директор ушел с должности. А поскольку никто особо не соглашался занять этот пост, я решился. Отработал четыре года. Пошли изменения в районной власти – мне предложили должность начальника управления образования. Согласился. И такая у моего жизненного цикла закономерность случилась, что на этой должности я тоже пробыл четыре года. А так как руководство сферой образования предполагало погружение во все хозяйственные вопросы, то мне потом предложили стать заместителем главы администрации района по вопросам ЖКХ и промышленности. Для меня просто масштабы образования сменились масштабами всего района. Теперь я решал вопросы и по промышленности, и по лесному хозяйству, и по транспорту. Весь экономический блок оказался под моим кураторством. Ну а в 2006 году я подал заявление на пост главы администрации и победил.

Сейчас главы муниципалитетов часто говорят о том, что их работа накладывает слишком большой груз ответственности, так как очень мало возможностей для реализации всех задач. Проще говоря, нет денег, а, значит, и желания что-то делать. Вы как справлялись с этой проблемой?

– Я согласен с этим: действительно, возможностей мало. Сегодня глава администрации или поселения отвечает за все, а финансовых ресурсов не хватает. Естественно, требуется время, чтобы заработал закон о местном самоуправлении. Ответственности много, но и работа интересная. Если ты чувствуешь в себе силы, то вперед. В мое время много чего изменилось, началось финансирование различных муниципальных проектов и программ. Раньше было как: кто чаще ездит, просит и больше плачет, тот и получает. Сейчас по-другому: надо доказать, что та или другая программа достойна финансирования. В то время мы начали заниматься строительством мостов, дорог, модернизацией в сфере ЖКХ. В какой-то степени сейчас работать в плане финансов проще: если ты работаешь и доказываешь, то деньги получаешь, а если лежишь на боку, то остаешься ни с чем.

То есть жизнь в глубинке возможна? Все слова о том, что деревня и село умирают, не имеют под собой основания?

– В этом плане мы часто пеняем на кого-то, не всегда прикладывая максимум своих усилий. Мы все время говорим, что нет господдержки, но если мы посмотрим динамику нашего развития, то получится, что все двигается к лучшему. Да, Советский Союз канул в Лету, в 90-е годы случился тотальный развал, но сейчас ситуация потихоньку выравнивается. Давайте посмотрим примеры, не выходя за рамки одного района. Вот одно хозяйство, а через дорогу - другое. Одно развивается, а второе упало, хотя условия изначально у них были одинаковые. Выжило сильнейшее и то, которое хотело работать в новых условиях. Как говорится, рыночная экономика все расставит по своим местам. Вот и расставила.

Игра не в одни ворота

Как вы попали на «Подосиновский фанерный комбинат»? И как к нам в регион «попала» «Северо-западная лесная компания»?

– Она входит в холдинг «Юнайтед Панел Груп», который работает на рынке производства древесных плит. Родились они в 90-х годах в Коми. Затем приобрели Жешартский фанерный комбинат (130 км от Сыктывкара), когда тот банкротился. Завод был в плачевном состоянии, но сейчас ситуация на нем стабилизировалась, там работает порядка 2000 человек. Потом было принято решение и дальше инвестировать свободные средства.

Компания долго определялась, куда вложить средства и как приблизить процесс переработки к сырью. Изучали и Вологодскую область, и нашу. В итоге был выбран Подосиновский район — там и эпицентр сырьевой базы, и подходящие логистические условия. Сейчас даже почти дожили до строительства автодорог, связывающих нас с областным центром. Однако финансовый кризис негативно сказался на сроках реализации проекта, начались проблемы с возвратом банковских кредитов. И только в 2010 году удалось пустить первую очередь комбината (строительство его началось еще в 2007 году). Сегодня завод в Демьяново выпускает полуфабрикат - шпон, который поставляется на головное предприятие в Жешарт. Сейчас для компании главное – определиться с финансированием второй очереди и продолжить инвестирование. Цель, которую собственник ставит перед собой, строительство готового завода по производству фанеры.

Сколько сейчас рабочих на предприятии?

– Сегодня - 300, с пуском второй очереди мы планируем увеличить количество рабочих мест до 600-700. Кроме этого, наша компания еще приобрела «Балезинский деревоообрабатывающий комбинат». Теперь наше производство развивается в трех регионах: Кировской области, республике Коми и Удмуртии.

Как вы из муниципальной власти оказались на посту директора промышленного предприятия?

– Я проработал в администрации опять же 4 года. Эта цифра меня, видимо, преследует. В 2006 году, когда инвестор выразил желание строиться у нас, мы провели ряд встреч, я обещал, что местные власти будут способствовать притоку инвестиций. Их условие было одно – не мешать. Я не знаю истинных мотивов руководства «Северо-западной лесной компании», но в 2010 году оно предложило мне возглавить новый комбинат. Бюджет у меня тогда был сверстан, программы работали, я посчитал, что с моим уходом особо ничего не изменится и принял новое предложение. Мне было интересно двигаться дальше.

Почти сразу у предприятия начались проблемы: в 2010 году налоговая предъявила ему счет в размере почти 2 млн рублей. Кроме этого рабочие жаловались на невыплату заработной платы. Суд в итоге не признал предприятие банкротом, долги были погашены. Как удалось отстоять в кризис только что построенный завод?

– Конечно же, собственники рассчитывали, что «Подосиновский фанерный комбинат» уже в 2011 году будет выдавать готовый продукт. Затраты были огромные, а в итоге мы все еще выпускаем здесь полуфабрикат. То есть при увеличении вложений не произошло увеличения прибыли. Но «Северо-западная лесная компания» - не из тех, кто поработает, обанкротит и пойдет дальше. Долги и сегодня есть, но и возвраты тоже есть. Компания дорожит имиджем приоритетного инвестиционного проекта. Кроме того, мы получили преференции областного правительства – и леса, и льготу по налогу на имущество. Игра не должна быть в одни ворота. До сих пор у собственника есть желание достроить завод. Ситуация очень напряженная, но руководство компании нацелено на урегулирование всех проблем.

Следственный комитет возбуждал на вас уголовное дело.

– Да, было такое, но, к счастью, все закончилось: дело закрыли, долги погашены.

Сейчас вы продолжаете сотрудничать с правительством. Оно обещало, насколько я помню, построить лесные дороги в рамках государственно-частного партнерства.

– Нет, там другая ситуация. Эта тема сейчас обсуждается и собственниками нашего комбината, и руководством соседнего «Полеко». Разговор идет о строительстве и ремонте дорог в направлении на Кич-Городок. Тем самым мы бы обеспечили себе выход на федеральную трассу. В последний свой приезд к нам Никита Белых сказал, что правительство области готово выделить средства для ремонта участка дороги «Подосиновец – граница Вологодской области». Будет ли это в рамках ГЧП или появится какая-то другая схема, пока неизвестно. Вопрос обсуждается, и, думаю, будет решен в недалеком будущем.

Каков размер инвестиций, которые компания планирует вложить в Подосиновский комбинат?

– Порядка 1 млрд рублей.

В какие сроки?

– Этот вопрос тоже еще решается. Главное сегодня понять, откуда брать деньги.

В 2011 году наш губернатор, кстати, заявлял, что в область планируется привлечь 15 млрд рублей на развитие лесопромышленного комплекса. Благодаря этим деньгам должно открыться 10 новых производств. Что вы знаете об этих проектах?

– За всех говорить не буду. О нашем проекте уже сказал. Знаю, что «Полеко» планирует вкладывать инвестиции: они переводят свою технологию с дорогостоящего мазута на отходы деревообработки. В итоге мы друг друга дополняем – теперь они наши отходы (щепу) используют в своем производстве. А в целом наш район вообще интересен с точки зрения развития лесной отрасли: одни производят конкретный продукт, есть предприниматели, которые перерабатывают хвою. А еще пять лет назад мы не знали, куда деваться от этого горбыля, опила, отходов лесопиления. Сейчас вопрос так называемой низкосортной древесины по сути решен. «Полеко» - главный утилизатор.

А другие наши источники говорят еще и о том, что у вас с «Полеко» идет борьба за кадры.

– Сегодня ситуация «устаканилась». Что происходило: в 2009 году народ в поисках лучшей участи действительно побежал с «Полеко» на Подосиновский завод. Но как только у нас начались проблемы в связи с финансовым кризисом, кадры побежали обратно. Эти перетоки происходили года два. В последнее время коллективы устоялись, перебежек нет. Сегодня людских ресурсов хватает на два комбината, а вот если бы нас не было, эти 300 человек остались бы без работы.

Кстати, о людях. В 2010 году ваши работники писали жалобные письма о невыплате заработной платы. Сейчас все уладилось? Какая средняя зарплата на предприятии?

– Средняя - 17 тысяч рублей. Если судить о ней в рамках Подосиновского района, то получается намного выше средней. Причем заработная плата рабочих в цехе, на вывозке леса значительно больше, чем у ИТР, которых у нас не так и много.

Есть информация, что вы по большей части набираете людей из других регионов, а местных не берете.

- Это искаженная информация. Из 300 рабочих всего два десятка приезжих. Они приехали для ведения пусконаладочных работ, обучения других, а потом осели и остались.

Однако несмотря на это, безработица в Демьяново в два раза выше среднеобластных показателей. Если официальный уровень безработицы в регионе в сентябре этого года составил 1,5%, то в поселке - 2,8%. Эти цифры недавно появились в официальных источниках.

– Нет-нет, в Демьяново уровень безработицы один из самых низких в кировском регионе. А фраза «заняться нечем» стала результатом тех самых событий, «прославивших» поселок на всю страну. В поисках причин того конфликта люди много говорили на публику. Сегодня в поселке Демьяново рабочих рук даже не хватает. Достаточно открыть газету «Знамя» и вы увидите, сколько всех требуется. И к нам требуются, и на «Полеко», и к частным предпринимателям. Вопрос в другом: хотят ли люди, стоящие в службе занятости, перепрофилировать себя?

Манны небесной не будет

Вот и подошли к самому «острому». Что, на ваш взгляд, случилось в Демьяново, и мог ли этот конфликт привести к кровопролитию?

– Знаете, за то, что не случилось кровопролития, нужно в первую очередь похвалить правоохранительные органы. Именно благодаря их действиям не произошло близкого столкновения, глобальной драки, не говоря уже о применении огнестрельного или холодного оружия. Ни убитых, ни «особо» раненых нет. Могла ли эта стычка превратиться во что-то большее? Конечно, могла. Но что сейчас об этом говорить. Там уже через день-два все успокоилось. Я не буду повторяться, на какой почве все произошло и почему – уже много сказано. Но я очень далек от мысли, что это межнациональный конфликт, поскольку вспышка носила бытовой характер. Всем известно, что молодые люди и два, и три десятка лет назад собирались стенка на стенку абсолютно по разным поводам. Если бы в Демьяново не сошлись люди разных национальностей, никто бы этому не предал такого значения. Хотя первое время мне звонили знакомые из разных мест и обеспокоено спрашивали, не война ли там у нас. Этому, конечно, Интернет поспособствовал: комментариев много разных было. Хотя сама пресса из мухи слона не раздувала.

Власти по приезду в Демьяново обещали решить много вопросов: проблемы с функционированием больницы, ремонтом многоквартирных домов, губернатор обещал проверку ЖКХ. Что уже сделано?

– Сегодня прекрасно заасфальтирована одна из центральных улиц. Решаются другие вопросы. К примеру, составляется проект по реконструкции системы водоснабжения: в ней очень много утечек. Но опять же повторюсь: не надо кого-то ждать. А то создалось такое мнение, что приехал губернатор и теперь на нас манна небесная посыплется. Надо работать и самим тоже. Никто за нас внутри района проблемы не решит. Надо увеличивать доходность местного бюджета, добиваться, чтобы не было задолженностей, работать с предпринимательским сообществом (что скрывать, есть у них нелегальные скрытые доходы). Я уверен, что Подосиновский район может быть самодостаточным: для этого у нас есть лесная промышленность, сельское хозяйство, развивается предпринимательство, приводятся в порядок дороги, сейчас у нас уже, к примеру, не осталось ни одного деревянного моста.

А с областным центром, кстати, дорожной связи так и нет.

– Но строительство начато. Через год должны достроить участок дороги Скрябино - Альмеж. И тогда мы будем круглый год связаны с областным центром. Потом, конечно, еще останется участок Альмеж-Опарино и дорога на Лузу. Но это всего лишь вопрос времени.

Кстати, а ту злополучную пилораму снесли?

– Нет. Насколько я знаю, решение судом принято, но пока, видимо, улаживаются какие-то юридические тонкости. И все же если суд постановил, то вряд ли можно что-то изменить.

Еще о проблемах дорожной связи. Одно из ваших предвыборных обещаний — организация поезда «Киров-Луза». Жители, помнится, хотели даже ложиться на рельсы из-за того, что не хватало вагонов. Сейчас что-то изменилось?

– Проблема существует до сих пор, хотя с помощью губернатора удалось хоть что-то сдвинуть. Сейчас к нам в Демьяново ходит прицепная группа из трёх вагонов, но пока только через день. Чтобы уехать в другой день в Киров, нам необходимо выехать в Пинюг. А это 50 км. Проблема остается, люди высказывают недовольство. Но думаю, до того, чтобы ложиться на рельсы, дело не дойдет.

Вы знакомы с бывшим главой Демьяново Андреем Третьяковым? Он из-за конфликта снял с себя свои полномочия. Как оцениваете возможности нового главы – Василия Труфанова, ставленника «Единой России»?

– Знаком с обоими. Причем с Труфановым мы вместе работали, когда я был заместителем и главой администрации района. Труфанов — это, прежде всего, человек не «Единой России, а поселка Демьяново. Выборы прошли честно, корректно. Может быть, благодаря его опыту и жизненной мудрости он победил. Это не тот человек, который будет отсиживаться на больничных. Надеюсь, что его пять лет пройдут заметно.

Третьяков почему, по-вашему, ушел. Было давление?

– Я считаю, что Андрей Иванович очень плодотворно отработал в должности главы поселения, реализуя различные программы, он умен и энергичен. Не думаю, что на него давили, просто сам посчитал нужным уйти. Считаю, что его ждет хорошее управленческое будущее.

Глава местной полиции тоже снял свои полномочия. Хотя, казалось бы, всем известно, что именно благодаря их действиям удалось предотвратить конфликт.

– Понимаете, тут случай неоднозначный. Высказывались различные точки зрения. Видимо, представители местной полиции посчитали, что своим уходом еще больше стабилизируют ситуацию, посчитали, что все же они где-то недоработали. Хотя, произойди этот конфликт в любом другом месте, может, там такого бы не было. В любом случае, не делает ошибок тот, кто не работает.

Как вы считаете, народные дружины, о которых сегодня так много говорят, в Демьяново нужны?

– Идея, я считаю, очень здравая. Дружина же будет состоять из людей, которые живут внутри поселения, знают друг друга. А значит, чем больше их будет, тем меньше будет нарушителей. Конечно, люди должны быть как-то простимулированы. Может быть, на законодательном уровне удастся что-то принять, чтобы предприниматели активнее откликнулись на эту инициативу.

Не опускаем руки

Сравнительно недавно началась еще одна веха вашей жизни, теперь уже точно пятилетняя – Заксобрание. Зачем оно вам?

– Проработав в муниципальной власти серьезный промежуток времени, я понимаю, как она должна работать, какие программы нуждаются в поддержке. Я посчитал, что смогу и дальше реализовывать себя в этом направлении, но уже находясь в депутатском корпусе. Сначала рассматривалось мое участие в районной думе, но после того как «Единая Россия» предложила поучаствовать в своем праймериз, оказалось, что могу участвовать в областных выборах. Региональное отделение выдвинуло меня кандидатом в депутаты по одномандатному округу. И к тому же хотелось понять, что такое законотворчество.

Сейчас рассматривается основной документ области. Обстановка довольно спокойная: жалуются только, пожалуй, аграрии. Хотя денег им выделяется значительно больше, чем на лесную отрасль. У вас есть к бюджету замечания?

– Бюджет на тринадцатый год социально-направленный, увеличение заработной платы, как мы видим, идет по всем отраслям бюджетной сферы. И в связи с этим финансирование других отраслей немного «поприжато». Что касается развития лесной отрасли, то, конечно, хотелось бы, чтобы арендатор получал участок, прошедший лесоустройство с лесными дорогами и т.д., но пока, исходя из доходной базы, об этом говорить рано. Сегодня лесной бизнес может работать и на существующей законодательной базе, и исходя из того бюджета, который есть. Есть более глобальные проблемы, которые необходимо решать в первую очередь: сельское хозяйство действительно нуждается во вливаниях. Все-таки это третья часть нашего населения, и село – наша с вами продовольственная безопасность.

Но не только на них скажется вступление в ВТО.

— На уровне районов это в любом случае будет не так заметно. Те компании, которые сейчас работают на экспорт, конечно, опасаются. Но пока мы полностью в это не окунемся, не поймем все равно. Продовольственный рынок гораздо чувствительнее к таким вещам. Мы конечно, прогнозируем, принимаем меры, к примеру, по минимизации затрат, энергосбережению. Так или иначе, а конкурировать надо: факт, о котором говорили много лет, свершился. Но это не значит, что надо опустить руки. Продолжаем жить дальше.
Беседовала Елена Окатьева

«Бизнес новости в Кирове», № 43 от 28.10.2012

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 30.10.2012 09:20:53