Валерий Туруло: «Я не нахожу себе покоя!»

4 марта 2014

Мимо него не пройдет ни одно общественно значимое явление, он всегда в центре событий. Он мог изменить историю России, когда держал руку на кнопке пуска ракеты, которая должна была сбить самолет Ельцина. Сам себя он называет «перманентным оппозиционером». Знакомьтесь: Валерий Николаевич Туруло, депутат Законодательного Собрания Кировской области, директор Кировского регионального информационно-инновационного центра, президент НП «Биотехнологический кластер Кировской области».

- Валерий Николаевич, вы оппозиционер по отношению ко всему или к чему-то конкретному?

- Я в оппозиции к данной системе власти. Но я оппозиционер конструктивный и когда голосую против бюджета, то предлагаю свою модель. Вы же сами неоднократно слышали: я за полгода предупреждаю, что будет, если примут такой бюджет. Проходит полгода, и начинают говорить: «У нас беда и проблемы». А я говорю: «Вы поднимите, пожалуйста, стенограмму моего апрельского выступления! Я еще тогда предупреждал, что все это будет в сентябре-октябре!»

- Какой вы представляете себе идеальную систему власти?

- Народовластие. Когда правительство региона нанимается представительным органом и подотчетно ему. А у нас правительство нанимается губернатором, который сам по себе рудимент. И он парламенту говорит: «Вы там посоветовались, нашли решение? А я вам говорю: люминий, и никаких гвоздиков!» И все наши дела превращаются в мыльный пузырь.

- Вы военный человек. Чем был обусловлен выбор профессии?

- Я был увлечен радиотехникой и радиоэлектроникой, хотел с ними связать жизнь. Готовился поступать в МАИ либо в Бауманку. Как запасной вариант держал Харьковский авиационный институт. И по всем трем вузам имел серьезную курсовую подготовку. А, когда проходил приписную комиссию, военком предложил мне пойти в военное радиотехническое училище в Киев. Тем более, что вступительные экзамены в военные училища были на месяц раньше, чем в гражданские вузы. Военком сказал: «Ты ничего не теряешь, не поступишь - поедешь в Москву».

Вот я и поехал в Киев. И полбалла не добрал. Собирался уже в Харьков, и тут подходит ко мне один полковник и говорит: «Давай к нам, в Житомир, там зенитно-ракетное училище, ничем не хуже киевского». А в это училище мой одноклассник поступал, с которым мы вместе были и в детском саду, и в школе. И у меня сразу мысль: а почему бы нет?

- Родители одобрили ваш выбор?

- Конечно! Они у меня замечательные, даже уникальные. Отец родом с Брянщины, мать - с Украины, из-под Киева. Отец после фронта был направлен на восстановление шахт московского угольного бассейна. А мать после восьмого класса в 1941 году оставалась в Украине, жила у тетки (ее родители за год до этого уехали в Скопин Рязанской области, тоже шахты поднимать). Когда пришли немцы, ее угнали в Германию, она работала на помещиков, а когда ей исполнилось 18, ее отправили в концлагерь. И была там она до конца войны. И уже после освобождения попала в американскую зону. Ее должны были увезти в Канаду или Америку, но она сбежала в русскую зону. И вернулась к своей семье, которая к тому времени перебралась в Тульскую область, на шахту №17. А отец как раз там шахты восстанавливал. Отец был секретарем райкома партии. А когда пришел Хрущев и начал чистку от сталинистов, отца изгнали из райкома, и он опять пошел рабочим на угольный разрез.

- Не оттуда ли ваша приверженность идеалам народовластия?

- Оттуда, от родителей. Я был убежденным комсомольцем, секретарем комсомольской организации и в школе, и в училище.

- Мне не очень понятна ваша партия - вроде коммунисты, но другие. О РКРП я слышу только в связи с вами либо с митингами, которые вы устраиваете...

- Многие так же говорят. Вообще-то, наша партия очень известная. Она была зарегистрирована до 2007 года. Потом Путин посчитал, что это обидная для него партия, и дал команду повысить порог на перерегистрацию, и нас не зарегистрировали, хотя мы голоса набрали. Мы судились, но правды не нашли. Это к вопросу о народовластии.

- Вы полностью разделяете платформу этой партии?

- Абсолютно! А работа в оппозиции, пока мы не придем к власти, у нас в программе. И поэтому мы достаточно жесткие и показываем свой высокий интеллектуальный уровень. Мы считаем, что такого уровня грамотности нет ни у одной другой оппозиционной партии. Если бы мы сейчас были в Украине, то нашли бы, что там делать. Мы бы четко сказали: рабочим - взять под контроль предприятия, создать дружины, избрать депутатов по производственно-территориальному признаку и формировать структуру власти параллельно этому бардаку. Чтобы экономика не останавливалась, а власть заботилась об экономике и о людях.

- Валерий Николаевич, а что за история была с Ельциным?

- Я тогда был начальником военно-политического отдела экспериментальной зенитно-ракетной бригады в Нижнем Тагиле. И вот ГКЧП, идут телеграммы от Язова и Янаева: взять под охрану, выставить посты, и т.д. А все из части разбежались. Непонятно, где командир, начальник штаба, заместитель. Я один остался.

И мне пришлось брать командование на себя. Ну и Макашов напрямую на меня выходит: «Слушай, там должен Ельцин литерным самолетом из Свердловска лететь. Даю команду уничтожить!» Ну я: «Есть!» Подписью подтвердил, дал команду: будем сбивать литерный самолет такой- то. Но Борису Николаевичу доложили, что Макашов дал команду, и он не напрямую на Москву полетел, а через Оренбург, Северный Кавказ, Турцию и Польшу.

- Сбили бы? И рука бы не дрогнула?

- Сбил бы! Но закончилось это тоже оригинально. На двух человек по всему Приволжско-Уральскому военному кругу было возбуждено уголовное дело: на Макашова и на меня. Но потом оно было закрыто за отсутствием состава преступления. И я написал рапорт об увольнении из армии.

- Как вы воспринимаете свою присягу? Кому присягали?

- Советскому народу. И я написал об этом в рапорте очень четко: ввиду того, что я больше 20 лет служил в Вооруженных силах, я не могу находиться в подчинении у Верховного Главнокомандующего Ельцина, который будет разрушать эти Вооруженные силы моими руками.

- Как вы себе находите дело? У вас всегда много разных проектов.

- Мне, наверное, повезло. Я почему-то от рождения вижу завтрашний день. Видно, мозг так устроен. Кстати, я из-за этого очень серьезно страдал и считал, что это моя беда, пока не понял одну важную вещь: всегда нужно ориентироваться на людей, понимать, что видят они.

И мне мой мозг начал помогать, когда я понял, что радиоэлектроника и техника сами по себе ценности не имеют. И может быть успешной только тогда, когда на ней работают люди. Я ненавидел философию в военном училище. А вот когда уже учился в военно-политической академии, это был мой любимый предмет. Здесь я уже понял, что главная причина - это люди. И нужно выстраивать именно систему отношений между людьми.

- Вы богатый человек?

- Нет. Богатый контактами с людьми - да. И проблемами тоже богатый. Я считаю, что мое богатство - быть нужным людям. И, когда я говорю, что вот, мол, каждый день идут люди со своими проблемами, как будто у меня собственных нет, я немножко лукавлю.

- В чем вы видите свою жизненную миссию? Чего хотите достичь в жизни?

- Я не мечтаю быть депутатом Государственной думы или руководителем государства. Я думаю и мечтаю о том, чтобы обеспечить простых людей оружием самозащиты, которое называется самоорганизацией. Вот этих людей, которых сегодня угнетают и втаптывают в грязь. И, понимая эти вещи, я не нахожу себе покоя. Почему людей, которые равны от рождения, вдруг начинают делить по сортам? И я всю жизнь положу, все время, сколько мне осталось дышать, для того, чтобы разбудить народ и превратить покорную толпу в людей, имеющих самосознание.

Беседовала Анна ГАНИНА

«Вести. Киров» , № 18 от 04.03.2014

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 05.03.2014 11:52:05