Вятское село: проблемы и перспективы

4 декабря 2014

У депутатов регионального парламента свое мнение на этот счет

Каждый третий депутат Законодательного собрания Кировской области по роду своей деятельности занимается сельскохозяйственным производством и переработкой. Так что, когда речь заходит о развитии вятского села и обеспечении продовольственной безопасности региона, к их мнению стоит, как минимум, прислушиваться. На прошлой неделе за круглым столом собрались депутаты, представляющие аграрный комитет: Виктор Женихов (руководитель фракции КПРФ), Николай Киселев (председатель комитета), Николай Малков (директор ООО «Агрофирма Надежда», с. Колянур) и Владимир Яговкин (до недавнего времени гендиректор ЗАО Агрокомбинат племзавод «Красногорский»).

 Для вятских аграриев 2014 год был очень удачным: собрали рекордный за последние 20 лет урожай – 24,7 центнера с гектара. По этому показателю мы вторые в ПФО и двадцать четвертые в России. Чем можно объяснить такую высокую урожайность? Помогла погода, или это все таки результат серьезных финансовых вложений в село за последние годы?

Н. Киселев: Не сказать, что погода была идеальной. Если вы помните, в мае – начале июня началась засуха. Однако благодаря созданному в предыдущие годы заделу по семенам и удобрениям, как только пошли дожди, удалось выровняться.

Н. Малков: Наши крестьяне научились правильно сеять и возделывать.

В. Женихов: Я считаю, есть в этом заслуга регионального парламента и правительства. На одной из рабочих встреч с областной властью депутаты-аграрии предложили губернатору совместно разработать программу, в рамках которой стало бы возможно присоединение отстающих сельхозпредприятий к более успешным…

– Почему вообще возникла такая идея?

Н. Малков: Мы шли на встречу с председателем правительства и задержались у большой карты региона. С горечью констатировали, что на сегодняшний день в 10-11 районах области сельским хозяйством уже никто не занимается. Если хозяйства будут разоряться и дальше – перспективы у области самые плачевные. И тогда возникла идея: предложить успешным хозяйствам взять на буксир слабые. Понятно, в этом случае была бы не лишней поддержка из бюджета… Никита Юрьевич позитивно принял эту идею – и началась работа.

Кстати сказать, Николай Малков стал одним из первых, кто взял на поруки одно из хозяйств – СПК Мушинское Советского района. До момента объединения оно умирало: на дворе апрель – а земля не вспахана, горючего нет, семян нет, техники нет, фермы не загружены.

– У меня в хозяйстве на тот момент было 900 коров, – вспоминает Николай Александрович. – А после присоединения СПК Мушинское стало 1200. Из областного бюджета за каждую «добавленную» корову мы получили около 5 тысяч рублей.

– Удивительное дело: дополнительного финансирования у нас всегда было сложно добиться, а тут региональная власть сразу пошла навстречу…

Н. Малков: Не такие уж это и большие деньги. Мы в первый же год перестроили в Мушинском фермы, закупили технику… Сегодня благодаря этой программе спасено 18 хозяйств. Без таких экстренных мер они просто бы исчезли с карты области.

В. Яговкин: Хочу заострить внимание – это программа интеграции. Идея сама по себе не нова. Еще при Хрущеве сильные брали слабые хозяйства на буксир. Ведь подобный процесс позволяет не только сохранить показатели областного АПК, но и решить часть социальных проблем: люди заняты, территория развивается.

Н. Киселев: Нельзя также забывать, что Кировская область одной из первых в России разработала программу развития сельского хозяйства, а также термическое напыление. Начало 90-х годов многими уже забылось. Деревня была брошена на произвол судьбы. Если при Советском союзе дотации селу составляли 20 % от всего бюджета, то в начале двухтысячных – всего 2 %. К 2006 году наш регион потерял более 1 млн. га пашни, 2 / 3 поголовья КРС (до 2000 года население массово держало много коров и свиней), снизился кадровый потенциал. Нам удалось сохранить зерновые хозяйства и мало упасть в надоях. И только с приходом Владимира Путина, который поручил разработать национальную программу развития села, ситуация начала меняться. В 2008 году на региональном уровне мы приняли свой «план действий», по которому сейчас и работаем.

В. Яговкин: Нам сегодня надо говорить не о вчера, а о завтра. И в пример можно приводить величину господдержки села в 2013 году. Если говорить о программе развития АПК на ближайшую перспективу, мы к этой цифре приблизимся в лучшем случае в 2018 году.

Н. Киселев: В 2013 году мы показали губернатору, где можно изыскать средства на дополнительную господдержку села в 2014-м. Но в этом году не смогли этого сделать.

В. Женихов: Бюджет 2015 года остро дефицитный – не в полном объеме запланированы деньги на такие важные отрасли, как здравоохранение, образование, спорт. Взять средства просто неоткуда, поэтому мы соглашаемся на господдержку села в размере 2 млрд. рублей.

– С введением санкций в нашей стране заговорили о том, что пора сделать ставку на местного производителя. Государство даже выделило средства…

Н. Киселев: Программа развития российского села рассчитана до 2020 года. Да, по ней на поддержку сельхозтоваропроизводителя запланировано выделить 1,5 триллиона рублей. Но кредиторская задолженность села уже составляет 2 триллиона рублей. Сегодня говорят о прибавке к программе поддержки российского АПК – 20 млн. рублей, а требуется в разы больше.

Н. Малков: К сожалению, в 2015 году будет прекращено субсидирование кредитов сельхозтоваропроизводителям на покупку техники. Такое – впервые. В свое время эта мера спасла многие хозяйства области от разорения. Перевооружились и выжили.

– То есть, поводов для оптимизма мало?

Н. Малков: Говорю как человек, работающий на селе. Конечно, ставка на отечественное не может не радовать. У нас огромные территории, человеческий ресурс – можем накормить не только себя, но и другие страны. Но в сложившейся сегодня ситуации крестьянам как никогда нужна господдержка!

В. Яговкин: В нашу страну до недавнего времени завозилось до 40 % продовольствия. Сейчас, казалось бы, рынок освободился – занимай. Однако для того, чтобы наращивать объемы производства, необходимо увеличить либо продуктивность, либо поголовье. Первое – затратно, второе – нельзя сделать резко, за короткий промежуток времени. Ну и опять же выйдет в копеечку. Сегодня курс евро растет – растут в цене ГСМ, импортная техника, агрохимикаты, семена, минеральные добавки, животноводческое оборудование.

Н. Малков: Еще несколько лет назад сельхозтоваропроизводители смотрели вперед с оптимизмом. Внедряли самые современные методы работы, заказывали импортную технику. Сегодня же запчасти к ней стали золотыми.

Виктор Женихов упомянул остро стоящую перед руководителями сельхозпредприятий кадровую проблему – молодежь отказывается возвращаться работать на село. Говорили о том, что не хватает в области перерабатывающих мощностей (молоко то будет, только вот куда его девать), сетовали на низкие закупочные цены. Так что – как ни крути, без господдержки крестьянам не обойтись.

Н. Киселев: Конечно, никто не собирается просто осваивать бюджетные средства и за счет этого жить. В сельское хозяйство можно инвестировать – думаю, частный бизнес пошел бы на этот шаг – под гарантии российского и областного правительства. В Кировской области, кстати, на сегодняшний день не все так плохо: есть Василий Сураев и КМК, зашли хорошие предприниматели в Кильмезь и Вятские Поляны. Но этого пока мало! Надо в пять раз больше. По мнению депутатов, сегодня не хватает продуманной государственной программы развития молочного животноводства. Крестьянам нужны стабильность государственной политики в области сельского хозяйства и хорошие закупочные цены. А значит, народным избранникам есть над чем работать.

Ирина Рогожина

«Новый вариант» , № 48 от 04.12.2014

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 27.01.2015 09:10:13

Последнее изменение: 27.01.2015 09:11:38