Письма издалека...

27 ноября 2006

Об удивительных отношениях между тем, кто посадил, и тем, кого посадили.

ПРОЛОГ

Пожалуй, это был один из самых удивительных образцов эпистолярного жанра, с которыми мне когда-либо приходилось встречаться. А дело было в 1996 году.

" Заключенный одной из колоний, что под городом Кирово-Чепецком Кировской области, Анатолий Тутубалин во время, предназначенное для личных дел, когда кто-то курил, кто-то играл в карты, обычно не торопясь раскладывал на тумбочке бумагу, конверты, брал шариковую ручку и приступал к написанию письма. «Многоуважаемый господин генерал. Здравствуйте. У меня все по-прежнему, то есть живу неплохо, хотя и в тюрьме. Однако хотелось бы вернуться к нашему давешнему разговору...»

И, что самое интересное, письма эти не оставались без ответа. Правда, отвечал генерал не на бумаге, а устно, но усердные подчиненные доносили слова генерала до осужденного Тутубалина почти без изменений.

Тутубалин Анатолий Сергеевич. 1936 г. рождения. Русский. Свое 60-летие встретил в ИК строгого режима. Президент фирмы «Тутубалин и Компания». В свое время один из самых богатых людей севера Кировской области. Владел тремя автомобилями «Чайка» («Для создания пущего имиджу фирмы»), небольшим пароходом-катером, держал свою переправу через реку. Охотно давал в долг односельчанам, когда те жаловались ему, что хлеб купить не на что. («Потом будут деньги - отдашь, а нет - и так ладно»). Этим он создал себе образ доброго и правильного человека. По его собственным словам, в 60-е годы занимался теневым бизнесом. И лишь новое время дало ему возможность свободно работать на благо общества и себя. Не ладил с руководством Лузского района, порою вставая в прямую оппозицию к нему. Несмотря на возраст, имел постоянные отношения с молодыми девицами. Тем более, что в условиях безработицы и социальной опущенности они шли к нему сами, и весьма охотно. Были у него плотные контакты и с некоторыми сотрудниками правоохранительных органов.

И, наконец, образование- 4 класса. («А еще Максим Горький говорил: «Мои университеты - моя жизнь»).

ВСТРЕЧА В КОЛОНИИ

Рассказывает Василий Юмшанов (ГТРК «Вятка»)

- Узнав об этой удивительной ситуации, я сразу же отправился в Кирово-Чепецк, где с разрешения администрации колонии встретился с осужденным Тутубалиным. Анатолий Сергеевич вышел ко мне в опрятном темном костюме и светлой рубашке. Седой, как лунь, с небесно-голубыми глазами, он, несмотря на отсутствие галстука, больше напоминал не заключенного, а секретаря райкома партии. Впрочем, одно никогда не исключает другое. Мы познакомились. Он неспешно рассказывал о своем тюремном быте, показывал свои старые фотографии (кстати, на одной из них он еще на Ставрополье с Михаилом Сергеевичем Горбачевым), отвечал на мои вопросы вроде того: а не ездите ли вы на «Чайках» в Лузе за грибами?

- Причем здесь грибы? Когда в Великом Устюге встречал на «Чайке» министра сельского хозяйства Республики Бангладеш, тому было приятно.

А потом вдруг сорвался на наши бестолковые законы («Ни в одной стране больше таких нет»), которые заставляют нас рубить сук, на котором мы сидим, и резать курочку, несущую золотые яйца. Ведь если государство забирает почти всю прибыль предприятия, то кто ж работать-то будет?! Вскоре мы попрощались, а Анатолий Сергеевич попросил передать теплый привет генералу Ермошину.

Уже в Кирове я поспешил встретиться с Савелием Петровичем затем, чтобы передать ему этот привет, а заодно и подсказать: вот было б здорово, если б встретились тот, кто посадил, и тот, кого посадили. Люди, казалось бы, находящиеся по разные стороны баррикад, сумели сохранить нормальные человеческие отношения. Чем не сюжет для будущего фильма? Савелий Ермошин обещал подумать над этим.

Ермошин Савелий Петрович. 1941 г. рождения. Русский. 25 лет прослужил в органах госбезопасности. В те годы начальник Управления Федеральной службы налоговой полиции по Кировской области. Генерал-майор налоговой полиции.

Рассказывает генерал Ермошин.

- Откровенно говоря, вначале я думал о том, как можно деликатнее отказаться от этой задумки. Но Василий настаивал: ведь будущий фильм должен был нести острую социальную идею. А кроме того, перед началом суда у нас с Анатолием Сергеевичем состоялся долгий и, как мне кажется, искренний разговор. Короче, я согласился.

ВСТРЕЧА В КОЛОНИИ -2

Рассказывает В. Юмшанов.

- У генерала Ермошина были в Кирово-Чепецке свои дела, а по их завершении мы договорились навестить в колонии Анатолия Тутубалина. Пусть мы ехали в Чепецк не на «Чайке», а на простой генеральской «Волге», но «Волга» тоже неплохая машина, хотя Борису Немцову и не удалось пересадить на нее всех чиновников («Всех не пересажаете!») А у меня была возможность задать генералу несколько вопросов.

За что же все-таки Тутубалина посадили?

Рассказывает генерал Ермошин.

- Да, в России это был один из первых случаев, когда лицу, совершившему налоговое преступление, дали реальный срок. 2,5 года. До этого были условные наказания, возмещение ущерба, а иногда даже оправдательные приговоры. По стране дела разваливались, что для нашей службы было существенным браком.

Друзья со Ставрополья (может быть, отсюда и его знакомство с Михаилом Сергеевичем - тот тоже со Ставрополья) забросили ему пару вагонов промышленных и продовольственных товаров. Он реализовал эту продукцию. Учет был, естественно, символическим, а вся прибыль осела в кармане Анатолия Сергеевича.

Когда ему предъявили обвинение, он даже обиделся: я деловой человек, если меня упекут в тюрьму, кто ж будет народ кормить?

Мы пробили по нему все данные. Оказалось, он до этого 6 раз привлекался к уголовной ответственности (мошенничество, подлог и т.д.), 6 раз возбуждались уголовные дела. И
каждый раз то штраф, то условно. Но в нашем случае суд, несомненно, учел это, и количество переросло в качество.

Рассказывает В. Юмшанов.

- Естественно, для меня самым интересным было, как поведут себя при встрече тот, кто посадил, и тот, кого посадили. Согласитесь, ситуация весьма необычная.

Тутубалин вошел в клубное помещение, где уже находились мы, и оглянулся по сторонам.

- О, Савелий Петрович,- непроизвольно вырвалось у него.- А вы ничуть не изменились.

- А вы изменились, Анатолий Сергеевич, поседели.

- Так ведь тюрьма же,- И они пожали друг другу руки.

Во время дальнейшей беседы Тутубалин возвращался к больной теме несовершенства налогового законодательства.

Ермошин ему возражал: плох закон или хорош, но это Закон, и его нужно соблюдать.

И Тутубалин с этим соглашался, хотя и про себя бурчал что-то навроде «закон, что дышло».

А в заключение они вспомнили свой старый уговор, что если Анатолий Сергеевич, отбыв наказание, встанет на путь исправления, то они, возможно, встретятся вновь и - чем Бог не шутит - выпьют по рюмочке коньячку. За самого дисциплинированного налогоплательщика в области. За налоговое законодательство. За налоговую политику и полицию с человеческим лицом.

Не знаю, как генерал Ермошин, а я возвращался из колонии с чувством глубокого удовлетворения.

Рассказывает автор.

- Та передача Василия Юмшанова вызвала большой резонанс. Стали поговаривать об условно-досрочном освобождении Тутубалина. Но у него тогда было нарушение режима. А чтобы говорить об условно-досрочном, этих нарушений быть не должно. И тогда ГТРК «Вятка» подготовила представление на Тутубалина. Руководство колонии пошло навстречу и сняло нарушение режима. А вскоре Тутубалина действительно перевели на УДО.

ПРОШЛИ ГОДЫ

Налоговая полиция готовилась торжественно отпраздновать 10-летие образования службы. В кабинете генерала Ермошина раздался телефонный звонок, и журналист Юмшанов напомнил об обещанной рюмке коньяку. По указанию генерала были наведены справки в Лузском районе: Анатолий Тутубалин пытается возродить свой бизнес (его прежний бизнес практически растащили бывшие компаньоны), в нарушениях закона не замечен. Делать нечего, придется ехать в Лузу.

Путь до Лузы неблизкий. Почти 500 километров, через Объячево, Коми. Правда, в Коми дороги получше, и ехать можно побыстрее. Савелий Ермошин и Василий Юмшанов выехали в 6 утра.

ВСТРЕЧА НА ГРАНИЦЕ

На границе Лузского района Анатолий Тутубалин встречал Савелия Ермошина на стареньком белом «Мерседесе» («Чаек» уже не было.) В демисезонном пальто, в белом шарфе, невзирая на морозец, он хоть и без прежнего лоска и копны волос, выглядел щеголевато. Вместе с ним были представители администрации-района и налоговой полиции. Не каждый день в район генерал приезжает. Знакомство с районом началось с посещения музея в старинном купеческом городе Лальске.

Рассказывает В. Юмшанов.

- Анатолий Сергеевич и Савелий Петрович так увлеклись осмотром музейных ценностей, что я даже испугался, как бы они не забыли об исторической рюмочке коньяку. Тем более что в Лузе тогда коньяк никто не пил. А тот, который стоял на прилавках магазинов, не то что пить, нюхать было нельзя. Тутубалин предложил водку. Но это было явным нарушением договора. Положение спас Савелий Ермошин: его водитель принес из машины заранее приготовленный настоящий армянский. Вот оно, несомненное преимущество генеральской «Волги»! Тост был короткий, но обстоятельный.

Закусив лимончиком, Анатолий Сергеевич лихо заскочил в «Мерседес» и утопил педаль газа: ему не терпелось показать генералу свое новое производство - лесопилку и рассказать о планах на будущее. А планов было множество. Например, он собирался приобрести бывший дом купца Шестакова в Лальске под личную гостиницу. Правда, как мне показалось, говоря об этих планах, он сам испытывал некоторые сомнения.

Однако время поджимало, и мы, несмотря на настойчивые предложения посетить баньку, вынуждены были попрощаться.

Во время беседы на обратном пути Савелий Ермошин выделил два основных итога этого необычного визита. Во-первых, ему удалось наладить отношения между Тутубалиным и главой района Майсейчиком. А для района это было архиважно. Во-вторых, был исполнен наконец старый договор, и в глазах у Анатолия Сергеевича читались и добрый юмор, и понимание ситуации. И это была не встреча двух оппонентов, а двух людей, которые пусть и решают разные задачи, но живут в одном обществе, в одном государстве. И я с ними был абсолютно согласен.

ОТ АВТОРА P.S.

Работа Василия Юмшанова «Дорога длиною в 10 лет» была удостоена на фестивале в Киеве специального приза жюри под председательством Григория Кохана, режиссера фильма «Рожденная революцией». Сам Василий получил серебряную Георгиевскую медаль.

P.P.S.

Вскоре после описываемых событий определенные силы в стране пролоббировали ликвидацию налоговой полиции, правоохранительной службы, только еще набиравшей силу, и быть может, в недалеком будущем способной хоть в чем-то очистить наше общество. Савелий Ермошин до сих пор считает это решение исторической ошибкой. Сам он сегодня депутат областного Законодательного собрания, член Партии пенсионеров. Впрочем, после соединения трех партий в одну объединенная партия называется «Справедливая Россия». (А ее членов, наверное, можно называть «эсэрами»?)...

P.P.P.S.

После того, как бывшие партнеры растащили бизнес Тутубалина, он так и не смог подняться. Его по-прежнему окружали молоденькие девицы, скрашивая его досуг. Он (в свои далеко за 60) чем-то притягивал их, а они, несомненно, притягивали его. Вот такой сплав молодости и опыта. Соответственно, молодость знала. Соответственно, старость могла.

Но в районе он становился все менее виден, все менее нужен. Дела не шли. Деньги заканчивались. Смысл существования безвозвратно уходил. И, возможно, поэтому вскоре он умер.

Михаил ШАНОВ
«Деловая Вятка» № 6 27 ноября 2006 г.


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 21.12.2006 15:21:36

Последнее изменение: 21.12.2006 15:24:21