Взрослая «сказка» о потерянном времени

1 марта 2007

Депутаты ОЗС обсуждали проблемы лесного комплекса.

На всех бизнес-встречах, посвященных лесу, его добыче, переработке, рефреном стала констатация факта, что лес - единственное восполняемое природное богатство вятского края.

Если это на самом деле так, то по крайней мере странной видится тревога за состояние лесопромышленной отрасли, которая ощущалась в дебатах на заседании комитета по промышленности, энергетике, ЖКХ, строительству и транспорту Законодательного Собрания области, проходившего недавно на одном из лесоперерабатывающих предприятий - слободском ОАО «Красный якорь». Депутаты захотели понять, в каком состоянии находится и куда движется лесопромышленный комплекс (ЛПК) края, поэтому и пригласили на заседание комитета заместителя председателя правительства области Д.В. Гродецкого, глав департаментов: экономического развития - А. Д. Коршунова, промышленного развития - З.Ш. Донских, финансов - Е.В. Ковалеву, а также президента Вятской торгово-промышленной палаты Н.М. Липатникова и председателя Союза лесопромышленников области В.Ф. Конюшева.

У КОГО - ХОРОШАЯ СТАТИСТИКА, У КОГО - ГРЯДУЩИЕ ПРОБЛЕМЫ

Были сделаны два доклада - генеральным директором «Красного якоря» Г.П.Чистяковой и главой департамента промышленного развития области 3. Ш. Донских (руководимый ею департамент лесного комплекса ликвидирован, создан департамент лесного хозяйства).

Г.П. Чистякова говорила о проблемах с обеспечением предприятий лесопереработки сырьем. По ее мнению, эти проблемы уже возникли и будут усугубляться с введением в действие Лесного кодекса. З.Ш. Донских сообщила депутатам о том, что 60 процентов территории области покрыто лесом, запас его на корню выводит область на ведущее место не только в Приволжском федеральном округе, но и в европейской части России; что прирост лесного фонда превышает его убытие.

Глава департамента перечисляла достижения и многообещающие перспективы в промышленной переработке леса: реконструкция на Нововятском лыжном комбинате и «Красном якоре», создание деревообработки в ОАО «Кирскабель», производства фанеры на Нововятском лесопромышленном комбинате, деревообработки в ООО «Алмис», фанерного завода в Подосиновском районе, производств древесно-топливных гранул в Афанасьевском, Советском, Котельничском районах и городе Кирове, производства клееного бруса в Котельниче и Оричах. Директор «Красного якоря» предупреждала о том, что строительство новых однопрофильных производств в непосредственной близи друг от друга приведет не к росту поступлений в бюджет и числа рабочих мест, а к обратному: падению налаженных объемов производства и налоговых отчислений, сокращению персонала, нехватке качественного сырья. При этом уже сегодня резкое инвестирование, к примеру, в высокопроизводительное западное и японское фанеропроизводящее оборудование, не требующее большого персонала, скажется на его количестве - людей придется сокращать.

Действительно, на 60 процентов успех крупных лесоперерабатывающих предприятий обеспечен их собственными инвестициями в производство, связями и удачей их менеджеров, сделавших хорошую статистику промышленного развития. Тем не менее многих отнюдь не радует, а тревожит строительство новых предприятий. Эти люди не ретрограды. Они просто умеют считать. Если сложить потенциалы фанерных производств в Слободском, Нововятском и Подосиновском районах, обозначенные в докладе 3. Ш. Донских, то потребуется дополнительно около 600 тысяч кубометров фанерного кряжа в год. А в 2005 году его вывезено из области 70 тысяч «кубов». Это при том, что фанерного сырья не хватает для ОАО «Красный якорь»; при том, что повернуть эти 70 тысяч кубометров на вятские фанерные заводы не удастся ввиду долгосрочных и выгодных договоров наших поставщиков с фанерными заводами в городах Пермь, Кострома и Жешар. Тогда, выходит, фанерную отрасль может постигнуть коллапс? Есть опасение, что, скорее всего, он постигнет не новые заводы, а «Красный якорь» с его 2-тысячным коллективом - предприятие несет огромную социальную нагрузку.

Депутаты с явным недоверием отнеслись к заявлению З.Ш. Донских о том, что «развитие лесопромышленного комплекса - одно из стратегических направлений нашей экономики». Точнее, они не почувствовали, что это на самом деле так. Концепция развития лесного комплекса Кировской области на 2007 - 2012 гг., разработанная в недрах ликвидированного департамента лесного комплекса до вступления в силу Лесного кодекса, все еще не «дошла» до депутатов Законодательного Собрания. Видимо, не ко времени подоспевшее реформирование департамента задержало продвижение документа, призванного лечь в основу политики правительства области в деле использования главного природного ресурса, как задержало оно и «давление» на вятских депутатов Госдумы с целью подключить их к влиянию на разработчиков подзаконных актов к Лесному кодексу, которые пошагово распишут новые лесные отношения.

Глава департамента промразвития сообщила о том, что в концепции обозначено «развитие инфраструктуры, то есть строительство дорог, машино- и станкостроения для лесного комплекса». Депутаты усомнились и, как выяснилось, не зря. Для машино- и станкостроения пятилетний срок мал. А самое вожделенное для отрасли - строительство лесных дорог круглогодичного использования, уход от сезонности лесозаготовок - лишь декларируется: по словам З.Ш. Донских, строительство дорог - это обязанность Федерации, которая должна обеспечить доступ к принадлежащему ей ресурсу, но не обеспечивает; мы же, то есть область, не имеем права нести расходы по имуществу, нам не принадлежащему. Круг замкнулся. Концепция развития ЛПК в этой части зашла в тупик, экономическая доступность лесосеки не продвинется ни на «метр», а проекты новых заводов по переработке древесины продолжают плодиться.

Не случайно на этой теме «градус» обсуждения повысился. Заявление главы департамента экономразвития А.Д. Коршунова о том, что строительство лесных дорог сегодня возможно только на основании концессионных отношений, было воспринято без энтузиазма. Депутатов интересовало, почему другие лесные области России, к примеру, Вологодская, Новгородская, Псковская, Архангельская, умеют договариваться с Москвой о финансировании строительства лесных дорог, а мы нет, хотя область имеет огромные территории зрелых, готовых к освоению лесов, которые из-за отсутствия дорог недоступны? Почему эти же области на программу строительства лесных дорог на условиях софинансирования могут направлять многие десятки миллионов рублей из собственных средств, а мы «не имеем права»? Да и программы строительства дорог к главному природному ресурсу у нас нет, что говорит, насколько «приоритетен» лесной комплекс в экономике края.

Еще деталь. Вологодцы, сорвавшие лесозаготовки из-за теплой зимы, объявили в отрасли (и области!) чрезвычайную ситуацию и обратились к МЧС за компенсациями (эти сведения один из депутатов извлек из Интернета). А что помешало нам сделать то же самое?

Вывод депутатов: инвестиционная привлекательность и отсутствие доступа к сырью - вещи несовместимые; при этом говорить о приоритетности отрасли и ее перспективном развитии - пустое дело.

В ЛЕСУ, КУДА НИ КИНЬ, ВЕЗДЕ КЛИН

Кто будет хозяином лесных делянок? Кто будет держателем сырья? Кто будет диктовать правила отношений? Ответы на эти вопросы отчасти дает и сегодняшняя практика. А прогнозы настолько серьезны, что депутат Г.П. Чистякова посчитала необходимым приблизить коллег к проблеме, пригласив их на «Красный якорь». Депутат от северных районов рассказал, что в Афанасьевском и Верхнекамском районах леса сданы в аренду компаниям, которые сами не ведут заготовку древесины, не являются работодателями для местного населения, не выполняют обязательств по решению социальных вопросов. Эти арендованные леса не приносят муниципалитетам доходов. Лесной кодекс не решил проблемы, а усугубил их.

Эти наблюдения отчасти подтвердила и З.Ш.Донских: на 1 января 2006 года 257 арендаторов имели лесной ресурс объемом 5,7 млн. куб. м древесины, полученных на конкурсах. При этом они заготовили только 3,9млн. «кубов». Договоры аренды действительно не выполняются. А по результатам конкурсов 2006 года арендаторами стали еще около 80 юридических и физических лиц с объемом заготовки более 2 млн. куб. м.

Основная масса арендных договоров была заключена на конкурсах в ожидании нового Лесного кодекса, сказала З.Ш. Донских. Отдельные арендаторы в 2006 году брали массивы в объемах более 200 - 300 тысяч кубометров, чувствуя, что Лесной кодекс предусматривает участие этого ресурса в качестве залога или взноса в уставный капитал коммерческих организаций, использования в качестве субаренды. Это прельщало арендаторов. Они рассчитывали жить этим ресурсом с введением Лесного кодекса. Кодекс вступил в силу. Теперь по закону каждый арендатор обязан переоформить договор аренды в соответствии с новым кодексом: взять на себя все обязательства по использованию участков лесного фонда - от заготовки до полного его восстановления, по обеспечению противопожарных работ, охране, ликвидации болезней леса. Это проблематично. Но в течение 2007 года все арендаторы, получившие лесной фонд, могут безболезненно существовать при этих объемах. Им дали ту «удочку», на которую можно «ловить рыбу». А к концу 2008 года произойдет массовый передел лесов, в них появятся другие собственники. Часть, особенно мелкие лесопользователи, у которых кроме лесопильной рамы ничего нет, наверняка погибнут. Они не смогут действовать в рамках Лесного кодекса. И так по всей Российской Федерации. Практически кодекс на это и нацелен.

ПРОТИВОСТОЯТЬ «КАТКУ»?

В вопросах Н.М. Липатникова: не грядет ли тотальная спекуляция лесом? не останутся ли деревообрабатывающие комбинаты без сырья, а вятские предприниматели и их рабочие без работы? - заключался, по сути, ответ. Лесные угодья берут в аренду на срок от 10 до 49 лет люди, интересующиеся не лесозаготовками, а получением прибыли от субаренды, не обремененные социальной ответственностью. Ведь критерий к соискателям вятского леса один: какую цену они предложат.

Тот, кто не смог предложить высокой цены, оказался у разбитого корыта. Примеры начинают проникать в прессу. В конце декабря конкурс на аренду лесного фонда проиграло ООО «Химлес», которое многие годы спасало от вымирания поселок Орлецы на севере Нагорского района - с детсадом, больницей, школой, потребностью в дровах и чистке дорог, деньгах на праздники и прочую «роскошь» отдаленного лесного поселка. «Химлес» лишили участка, на котором он работал многие годы. А проиграл он фирме, которая, как пишут жители поселка губернатору, намеревается заниматься субарендой лесов - той самой спекуляцией, которую предрекал Липатников. Так что у жителей Орлецов нынче горе...

Еще примеры. Уже связанные с проведением самих конкурсов. Агентство лесного хозяйства Кировской области в 2006 году проиграло дело в суде: спор шел о результатах конкурса по выделению лесного фонда, возмутивших предпринимателей Кикнура. Сейчас расследуются обстоятельства еще одного дела, тоже связанного с конкурсом, итоги которого лично «переписал» глава ведомства.

А в Кильмези в конце 2006 года был сначала неправедно уволен, но затем восстановлен в должности директор ФГУ «Кильмезский лесхоз». Подоплека: не захотел формировать участки лесного фонда для передачи в аренду тому, «кому следовало».

На заседании комитета прозвучало такое признание: частные предприниматели, которые доминируют как субъекты лесных отношений, будут «проутюжены» Лесным кодексом как асфальтовым катком. Как сказал один из депутатов, в вятские леса «идут московские ребята с большими деньгами, им ни к чему возня с лесозаготовками, достаточно торговать лесом на корню». Малому и среднему бизнесу в районах этих «ребят» не одолеть. Не доводилось видеть статистику: сколько людей в области кормятся и кормят свои семьи, работая на малый и средний лесной бизнес. Но очевидно, что их очень много, и особенно там, где другой работы для них нет. Выход - объединяться. В Подосиновском, Кильмезском, Нагорском районах это поняли и объединились в холдинги по 14 индивидуальных предпринимателей и 4-5 обществ. Холдинги опекает департамент промышленного развития. Они наделены лесным ресурсом. Объединив капиталы, они могут покупать технику, нанимать юристов, технологов, утилизировать отходы. Но объединяться трудно: свали-ка в общий котел трудами сколоченный, зубами вырванный кровный капитал! Чем дело кончится, сказать сложно, но противопоставить «катку» пока больше нечего.

Депутат, бизнесмен, председатель Союза лесопромышленников области В.Ф. Конюшев, похоже, выразил то, о чем думали все:

- Я встречался с вологодцами в Москве. Они уже в полной мере пользуются Лесным кодексом. Малый и средний бизнес там использует благоприятные условия зимнего периода. А мы? Все прекрасно понимаем, что в первом квартале заготовляем 60 процентов годовых объемов древесины. Но, если в области - будем «делить портфели», наверное, и за первое полугодие такую работу не проведем. В первом квартале уже потеряли время и деньги. В декабре в департаменте лесопромышленного комплекса был подготовлен пакет документов, он так и лежит - не до него было, реформировались. Так чего мы ждем от лесного комплекса?! И все же мы должны занять достойное место в экономике области. Поэтому никого из нас не удовлетворяет ответ департамента, что мы не можем повлиять на вывоз круглого леса за пределы области, не можем строить дороги. Надо к программе развития ЛПК отнестись серьезно. В отрасли неблагополучно. Мы все виноваты в этом. Давайте выправлять положение. В ближайшее время ждем предложений от правительства. Обсуждать Лесной кодекс поздно. Надо использовать его к своей выгоде.

Утешает одно: у депутата, поставившего неутешительный «диагноз» отрасли, есть союзник. Это правительство Кировской области. Изданный бывшим департаментом лесного комплекса к 70-летию образования края справочник «Лесопромышленный комплекс Кировской области - 2007» содержит убедительные сведения о том, что дела в ЛПК с 2004 года в целом идут неблестяще. Глобальное ли потепление тому виной? Или «критическая масса» потерянного времени работает против стратегической отрасли Вятки?..

Татьяна МЕЛЬНИКОВ

«Вятский край», № 41 от 01.03.2007

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 02.03.2007 08:48:41

Последнее изменение: 11.04.2007 09:21:18