Лес пора спасать!

20 марта 2007

Пока в России не примяты десятки нормативных актов для эффективной работы нового Лесного кодекса, а в области нет действенной программы развития ЛПК, ситуация в вятских лесах напоминает базар.

Об этом шла речь на недавнем выездном заседании ОЗС в городе Слободском.

Нечётко прописаны условия предоставления лесов в аренду - значит, есть возможность спекулировать лесными участками, говорила директор фанерного комбината Галина Чистякова. Заготовка леса не обеспечивает его переработку, жаловался руководитель лесозаготовительной и перерабатывающей компании Виктор Конюшев. Вывоз кругляка, дескать, несмотря на все барьеры, продолжается - до 400 тысяч кубометров в год. Ведь леса в северных районах сданы в аренду компаниям, которые переработку вообще не ведут. То есть кировские леса на Кировскую область нынче не работают.

Крупные заготовители - пришлые, и налоги в местные бюджеты не платят. А владельцы мелких лесопилок (которых в каждом лесном районе штук по шестьдесят) платят как чэпэшники, то есть почти никак (по несколько тысяч с миллионных оборотов). И при этом, замечал глава ВТПП Николай Липатников, отходы производства не пускают в оборот, а сжигают в таких огромных количествах, аж душа переворачивается.

Объёмы фактической рубки за последние годы выросли на сотни кубометров, а объём лесовосстановительных работ неуклонно снижается, отмечал позже глава департамента лесного хозяйства Владимир Кононов. Из-за того, что финансирования мало и схемы управления хозяйством постоянно меняются. При всем при том в лесу орудуют варвары - количество незаконных вырубок в год измеряется сотнями случаев, а ущерб только за одно полугодие достигает 20 миллионов рублей. А если учесть лесные пожары, от которых в нашем - отнюдь не жарком регионе - выгорает по сто гектаров за лето с ущербом в миллион рублей? И припомнить тот факт, что из-за понижения уровня грунтовых вод леса наши начали усыхать - в Опаринском, Верхнекамском, Подосиновском районах...

И хотя глава департамента промразвития Зоя Донских заявляла, что прирост лесного фонда по области всё-таки превышает его убытие (к примеру, из 700 тысяч нарубленных в прошлом году кубометров вывезено всего 235 тысяч, причём такой низкосортной древесины, которая на территории области не перерабатывается). А общий запас древесины по области - почти миллиард кубов. Но... сотни тысяч кубометров леса для вырубки недосягаемы - нет дорог. И своими силами мы их не построим - это дело федеральное. А для привлечения инвестиций стабильной законодательной базы нет. Короче, вопрос, как не остаться без леса в лесном краю, надо ставить ребром. Лес пора спасать.

ЛЕСОВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЕ работы - это целое искусство, которому ещё поучиться надо. Поэтому сажать дерево в пригородном лесу мы не стали - толку всё равно не будет. Мы пошли другим путём, вспомнив пионерскую молодость с её вечной обязаловкой - сдачей макулатуры. Тем более что при переезде редакции у нас обнаружились горы ненужной бумаги и старых подшивок. А ведь одна тонна макулатуры, как известно, сберегает четыре кубометра древесины или пять деревьев.

ТОННЫ у нас, конечно, не набралось. Но килограммов семьдесят газет, перемотанных скотчем, мы загрузили в багажник и поехали на поиски пунктов приёма вторичных ресурсов. Один из них, что за Приказной избой, был уже закрыт - приём до 12 часов. А второй - что за бывшим магазином «Океан» - ещё не открылся. «Приёмщик будет в час», - сообщил нам мужчина неопределённого возраста по имени Паша. Он привёз полные санки картона и критически посматривал в нашу сторону: где, мол, ваша-то бумага? В багажнике? Вся?! Тогда у вас ума, наверное, нет - на бензин больше потратили. Кило газет-то стоит 80 копеек, а картона - рупь. Причём день на день не приходится: иногда приёма вообще не бывает: то денег нет, то машины, то картон не нужен...

Жизнь - бумага

ПОСЛЕ часу дня жизнь вокруг пункта закипела округа быстро заполнялась перемотанным бечёвками картоном. Заняв очередь за дамой по имени Алевтина, которая то и дело одёргивала подранную куртку, мы вклинились в толпу завсегдатаев. И выяснили, что бывший пионерский бизнес стал пенсионерским, а основными заправилами выступают люди без определённого места жительства. Мятая бумага из мусорных контейнеров, пустая тара из ларьков, старые коробки из магазинов - собирать всё это надо начиная с раннего утра. Да никакого дохода, только горб с этого один, доверительно шепнул дядя Витя, заломив на затылок бывалую ушанку и обдав ароматом свежепринятого. Вот только нынче ему с утра повезло - успел у магазина насчёт коробок подсуетиться и поимел 20 рублей. За это тебе, Витя, могли и по шее дать, заметил заросший до глаз Гоша, придерживая свой картон разбухшими пальцами. Потому как, пояснил, у каждого магазина свои клиенты имеются.

Отходы - в доходы

УЗНАЛИ мы также, что самый плохой картон, потому что легкий, от электроламп и яиц. А самый лучший - яблочный и банановый. Потому что импортный - плотный да глянцевый. Но найти его и захватить - целая проблема, рассказал дедушка в зипуне до валенок. Имя своё дед забыл, потому что «давно из дома ушёл». И что, дедушка, на жизнь-то хватает, поинтересовались мы. Эх, девки, что это за жизнь - максимум полтинник в день, руки не гнутся и ноги отваливаются, вздохнул дедушка и подмигнул Алевтине.

Наши газеты, выложенные на снег, выглядели жалкой кучкой. Тридцатник вам дадут, не больше, сообщил Витя. Нет, у них рублей на пятьдесят будет, заспорил Гоша. Очередь тем временем замерла без движения. Ну дак, а вы хотели сразу, заметил дедушка. Ведь там надо деньги пересчитать, весы наладить...

Шестьдесят рублей, которые в конце концов отмерили нам за бумагу, мы отдали дедушке. И дед, до того бодро шутивший, едва не прослезился. И долго ещё тряс нам вслед «кошельком» - грязной пластмассовой коробкой: хоть червонец-то возьмите, не могу я так, на халяву...

Вторичная выгода

«САНИТАРЫ города. Без них бы по уши в мусоре увязли», - заметил наш водитель. Однако общая масса бумаги, сданной в розницу, не велика. «В лучшем случае тонна в сутки», - рассказал приёмщик одного из пунктов. Основной доход дают предприятия. В конторе по сбору вторресурсов называть количество собранной за день бумаги не стали. Но пояснили, что если кто сдаёт более полутонны, тому бесплатно подгоняют машину. Неужели выгодно? Коммерческая тайна! Впрочем, раскрыть её труда не составило - машинами и вагонами старую бумагу везут на перерабатывающие предприятия, а в области их - раз, два и обчёлся. По 10-15 тонн принимают ежедневно на Лальской и Косинской бумажных фабриках. По 150-200 тонн - на юрьянском предприятии «Эликон» (причём газеты там берут по рубль сорок!). Правда, поставщики не только местные - бумага едет из Пермского края, Казани, Чувашии, Вологды, Сыктывкара, где условия приёма менее выгодные. Конкретно с нашей области на «Эликоне», например, принимают в месяц тонн по 800. То есть спасают четыре тысячи деревьев? В ответ на такой вопрос «эликоновские» снабженцы сначала помолчали, а потом посмеялись: да нет, мол, у нас в стране лес сам по себе, а бумага отдельно.

Елена ФАДЕЕВА

«Аргументы и факты - Вятка», № 12 от 20.03.2007

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 23.03.2007 13:23:26

Последнее изменение: 10.04.2007 09:55:53