Лес рубят - а что продают?..

24 марта 2008

Одним из самых ярких, эмоциональных было на прошедшем перед мартовским пленарным заседанием областного Законодательного собрания расширенном заседании профильного комитета по экологической безопасности, природопользованию и лесному комплексу выступление депутата Михаила САНДАЛОВА, директора Кировского филиала ТГК-5. Через несколько дней после бурного обсуждения мы попросили Михаила Анатольевича ответить на вопросы «Деловой Вятки» в более спокойной обстановке, ведь тема леса - главного богатства области - не может не волновать тех, кто живёт и работает на нашей земле.

- Вы действительно считаете, что часть вырубленного леса «исчезает», а прибыль проходит «мимо кармана» области?

- То, что воровство леса есть, и оно масштабно, - это для меня факт. Валерий Николаевич Туруло приводил цифры, близкие к действительности. Депутат говорил о том, что исходя из объёма опила, доставляемого на Кировский биохимзавод, можно сделать расчёты, по которым получается: для этого надо переработать не менее 11 млн. куб. м леса.

Правительство области приводит другую цифру - 10 миллионов кубов. Есть основания сомневаться в её правильности, так как, во-первых, плечо доставки опила в Киров не может быть более 40-50 километров (в ином случае он становится «золотым»). Во-вторых, за пределами этого радиуса есть опил, который увозится в другие котельные, есть такой, который вывозится на свалку, есть такой, который просто нигде не используется... То, что лес воруют, подтверждают и данные УВД.

- Можно ли говорить о конкретных объёмах «несовпадения»?

- Об этом пока говорить сложно. Департамент лесного хозяйства опровергает аэрокосмический мониторинг, считая, что для объективности необходимо проверить информацию со снимков. Данные появятся, когда в лесах сойдёт снег. Придётся подождать. Но воровство леса - это лишь одна причина для тревоги.

Я считаю, что лес в нашей области - один из основных источников дохода, причём вечный, потому что возобновляемый. Пока же возможной прибыли он не даёт.

Почему? На заседании комитета ничего ранее неизвестного, нового сказано не было: каждый вопрос, по сути, уже просто замусолен. Напомню, что широкие депутатские слушания по развитию лесопромышленного комплекса области состоялись в мае 2007 года. Ни у кого не вызывает сомнения, что проблема существует. Так вот, многие из депутатов, готовившихся к новому обсуждению (а мы привлекали к проработке вопросов специалистов - лесозаготовителей, лесопереработчиков, правительство области, департамент лесной промышленности, юристов), пришли к выводу: причина такого положения - в организации дела. Не в поиске денег на инвестиции, не в аудите леса, а в организационных мероприятиях. Поэтому мы не просто тогда, в мае, констатировали проблемы, а рекомендовали некоторые действия, которые практически исполнимы и помогут улучшить ситуацию.

- Например...

- Организация лесной милиции, создание программы развития лесного комплекса, подпрограммами которой должны решаться вопросы развития мощностей по глубокой переработке древесины, развития сети лесовозных дорог, деревянного домостроения, малого бизнеса в отрасли и так далее, подготовка кадров по лесным специальностям, стимулирование местного производителя (налаженная отчётность производителей, в частности, помогла бы учитывать, сколько леса у нас действительно рубится).

Сегодня работа по этим направлениям не развёрнута, никакой активности не наблюдается, и меня, честно говоря, напрягает не то, что деятельность худо-бедно идёт, но заходит в тупик, а то, что её просто-напросто нет!

Приведу пример. Если МВД на своём уровне решает, что лесную милицию организовывать не стоит, то оно предлагает взамен другие мероприятия, другие методы. Не вопрос - давайте будем пробовать по-другому, но только не сидеть сложа руки!

Бездействие правительства возмущает меня ещё и потому, что именно от нас - и исполнительной, и законодательной власти - этих действий ждут! Для жителей области, для лесозаготовителей, лесопереработчиков, для малого предпринимательства не важно, кто эти задачи решает - какая, к примеру, ветвь власти. Главное, чтобы они решались.

Последнее по времени посещение нами Афанасьевского района подтверждает, что проблема стоит очень остро: недоосваивается лесосека, бюджет недополучает налоги, народ - без работы. Причём в большинстве случаев есть лес, есть техника, есть люди, которые готовы работать. Но они не могут попасть в лес - он находится в аренде у другого лица. Это «лицо», как правило, за аренду не платит, сам работы не ведёт, а другого, кто хочет и стал бы работать, туда законно пустить нельзя.

- Неужели выхода нет?

- Выход из сложившейся ситуации мы предлагали такой. Сейчас, когда идёт перезаключение договоров, в них нужно предусмотреть такие пункты, по которым договоры можно будет расторгнуть в одностороннем порядке, в частности, при неисполнении арендатором взятых на себя обязательств по организации конкретной деятельности. Казалось бы, правильное решение, но когда это случится и почему не случается, я не понимаю, во всяком случае, никаких подвижек пока не заметно.

Более того, всем должно быть понятно: раз проблем масса, и все они взаимосвязаны, находятся на стыке друг с другом, то решить их возможно только при системном, программном подходе. Должны быть чётко определены методы, действия, сроки и ответственные. Полагаю, что это не будет затратно.

- А кто это должен сделать?

- Правительство. Мы рекомендовали сначала составить Концепцию, а затем - Программу. Под депутатским опять же воздействием были вложены средства: 5 миллионов рублей в бюджете текущего года предусмотрено на разработку программы, поскольку признано, что «внутренние» специалисты её написать не могут, что нужно привлечь какую-то специализированную организацию. Хорошо, пусть делают специалисты! Но темпы освоения, вернее, неосвоения этих средств таковы, что становится ясно: даже если программа будет написана в текущем году, то лишь в тот срок, когда бюджетный процесс уже «уйдёт». Соответственно, реализация программы отодвигается ещё на год - и это будет уже 2010-й...

- Вы уверены, что программа могла бы помочь?

- Конечно. Известно, что большую часть времени (мне думается, процентов 80%) ОЗС отдаёт перераспределению средств. Пытаемся залатать тришкин кафтан, растягивая и без того дырявую «ткань» в разные стороны, чтобы решить социальные проблемы. Не получается. И не получится никогда: у нас на что-то всегда будет не хватать. Выход в данном случае не в каком-то более правильном перераспределении средств, а в наращивании доходной части бюджета. Нам нужно зарабатывать деньги!

- Вы знаете примеры, достойные подражания?

- Только что мы побывали в Марийской республике - в Государственном собрании - и услышали от его председателя цифры, которые поистине впечатляют. Рост валовки в промышленности у них - 25-30% в год, причём каждый год! Впечатляет и строительство социальных объектов, которые возводятся для всего населения: ледовый дворец, дворец водных видов спорта, картинная галерея.

В Марий Эл нет никаких собственных ресурсов, крупных предприятий - таких, как у нас, например. Но она развивается, там живут лучше, чем мы.

- Каковы же наши перспективы?

- Потенциал у нас есть (в это невозможно не верить!), есть нормальные методы работы - в том же лесу. Поэтому я и выступал на комитете довольно резко: проблема не решается, потому что мы не хотим этого!

Андрей Васильевич Бусыгин, наш коллега-депутат, приводил факты: в 40 субъектах РФ уже принята подобная программа. Почему бы нам, грубо говоря, не списать хотя бы из них что-то дельное, позаимствовать для пользы дела? Зачем же велосипед изобретать?

Слышим много ссылок на то, что Лесной кодекс «мешает» работе. Но ведь все живут в одном правовом поле, кодекс обязателен для всех, даже если кого-то он не устраивает, но почему именно у нас никакой подвижки нет?

Отсутствие Лесного плана, или аудита, не является ограничением или препятствием для создания программы. Речь ведь идёт не столько о какой-то конкретной инвестиционной программе - где, что, сколько, по какому плану, а о программе, которая в первую очередь будет определять и увязывать все организационные меры.

Взять то же обучение. Получаем ответ: оно ведётся в Суводском лесхозе-техникуме, в Марийском техуниверситете. Мы что, не знали, что они существуют? Знали, конечно! Речь должна идти о том, что в лесу не хватает рабочих специальностей: вальщиков, стропальщиков, и их надо обучать на месте - так надёжнее и дешевле. Но этих воззваний как будто никто не слышит - проблемы остаются... Это свидетельствует, мне кажется, даже о своеобразном отношении исполнительной власти к законодательной и об отношении к самой проблеме. Я, допустим, мог бы «не замечать» такого «внимания» к себе как к депутату, но по отношению к двум районам, которые я представляю в ОЗС (Афанасьевский и Верхнекамский), считаю, что это недопустимо. Люди ждут решений! Денег в бюджетах там не хватает, источника в виде НДФЛ, естественно, тоже нет. А ресурс есть, есть лес!

- Сколько же его у нас?

- В связи с тем, что незаконная валка леса идёт, его в реальности может оказаться меньше, чем мы предполагаем. Но даже при всех этих несоответствиях примеры нормальной работы существуют.

Приезжаем, допустим, в какое-то ООО, к частному лесозаготовителю. Как правило, работая 2-3-4 года, они уже имеют имя, свою кредитную историю. Проверки показывают, что они «не шалят»: дают людям работу, «белую» зарплату. Взяв участок в аренду на 49 лет, они за ним ухаживают, как за курицей, несущей пусть и не золотые, но яйца. Это их пожизненный источник существования. Естественно, сами себе они гадить не будут: добиваются, чтобы лес там рос всегда.

Не секрет, что есть примеры и варварского отношения к лесу. И примеры того, что взятый в аренду участок просто не используется, тоже имеются. Это впрямую противоречит Лесному кодексу, согласно основным принципам которого должно быть «обеспечено многоцелевое, рациональное, непрерывное, неистощительное использование лесов для удовлетворения потребностей общества в лесах и лесных ресурсах». И примеры других регионов, где лес работает, подтверждают справедливость записанного в документе требования.

Существует мнение, что за тем, что происходит в вятском лесу, «кто-то стоит», что это всё не случайно...

- Если речь идёт о неком московском лобби, то я могу сказать, что мы даже не пытаемся выяснять, кто работает на данной территории: московская, питерская, да хоть английская фирма - без разницы! Работай и плати налоги - больше ничего не требуется.

Примеры криминального характера вам известны?

- В Пижанском районе, например, ситуация в 2007 году обострилась донельзя. Московский собственник взял в аренду лес, местным работать там не давал, сам работать тоже не собирался, а предлагал лес в субаренду по спекулятивной цене. Частные предприниматели, оценив ситуацию, объединились и заявили, что у него работать не будут.

Ситуацию разрешили законным порядком - в суде. Договор с недобросовестным арендатором был расторгнут, и сейчас работа там идёт нормально.

Повторюсь: дело найдётся и малому, и крупному предпринимательству, а если не работаешь и другим работать не даёшь - до свидания!

- Перерабатывающие предприятия обеспечиваются у нас своим сырьём? Такой вопрос стоял?

- Чтобы у таких предприятий была перспектива, им нужна своя лесосека как гарантия обеспечения сырьём. Обычно сейчас те, что заготавливают лес, сами его перерабатывают - на доску, на что-то другое, но сами. Если переработка у них растёт, а заготовка под новый объём не увеличивается, то они рассчитывают на приобретение леса. Но тут никаких гарантий нет: завтра сырьё могут продать в другое место - где дороже заплатят, к примеру. Такие крупные предприятия, как «Красный якорь», могут пострадать от недопоставки сырья. И в связи с этим вновь ставится вопрос о целесообразности строительства нового фанерного комбината. Моё мнение: если нет возможности обеспечить производство сырьём, то оно вряд ли нужно в сегодняшней ситуации. Это не принесёт пользы экономике области.

- Что для нас лес в идеале?

Он - «наше всё». Он должен рубиться в нужном объёме и максимально перерабатываться здесь, на месте. Все последствия хорошей организации лесного дела будут абсолютно положительны: это трудоустройство людей, уменьшение социальной напряжённости, снижение нагрузки на бюджет (субсидий потребуется меньше на ту же оплату услуг ЖКХ, например).

Мы сможем решать проблему дополнительных пенсий, дополнительных выплат инвалидам и т.д.

Сейчас у нас - крайне ограниченные ресурсы бюджета. А мне очень нравится такое выражение: «Не нужно стесняться много тратить, нужно стесняться мало зарабатывать».

У нас для того, чтобы много зарабатывать, есть всё. И мне очень хочется видеть, когда я приезжаю в любой район, что народ там при деле, что он видит перспективу, что он сыт, обут, одет - и сам, и его семья, что он, в конце концов, не пьёт от безысходности горькую, а занимается художественной самодеятельностью.

Лес - наше будущее навсегда!

Галина ЗЕМЦОВА

«Деловая Вятка», № 3 от 24.03.2008

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 07.04.2008 13:14:15