Наука на подходе. Депутаты ОЗС знают, как сделать сельхозпредприятия рентабельными

25 июня 2008

Земли на выработанных торфяниках неуклонно деградируют.

Эти слова, прозвучавшие из уст ученых, съехавшихся в Кировскую область на международную научно-практическую конференцию, кольнули глубоко. И что потом? Пустыня?!

- Да нет, будет расти какая-нибудь реденькая травка, не имеющая аграрного значения, - «успокоил» Николай Киселёв, ученый, лауреат Госпремии, депутат Законодательного собрания Кировской области.

А земля уже была покрыта травкой, и росли на ней одни одуванчики. Чуть подопнёшь, из-под чёрного пласта - серый песок. Потом нам демонстрировали сосенку двадцати лет от роду ростом едва ли в полтора метра с чахлыми корнями. Рядом высились ее «подружки» возраста сорока годов, и нужно было высоко задирать голову, чтобы заглянуть им под крону.

- Корневая система у сосны поверхностная, потому что в земле не удерживается влага. В любой момент её может выкорчевать ветер, - пояснил экскурсовод.

Ху из ноу-хау?

Когда-то тут было Гадово болото. На многие гектары и километры. В начале прошлого века сюда случайно забрел учёный Александр Камберг – в поисках земель, пригодных для семеноводства. И, потрясённый, описал увиденное в письме с грифом «Весьма спешное» в Москву, в Совет Земельных улучшений: «При хроническом кормовом голоде… в губернии имеется до 150000 десятин абсолютно неудобных заболоченных земель, могущих быть переведёнными в сельские угодья». Одной из задач Камберг ставил организацию питомника для выращивания семян трав. Сказано – сделано. Нынче в начале лета Кировская лугоболотная опытная станция, организованная в том самом месте, отметила 90-летний юбилей.

- С Гадова болота увезено 3,5 млн. тонн торфа и сожжено в топках заводов и ТЭЦ, - рассказывает Владимир Косолапов, доктор наук, директор ВНИИ кормов имени Вильямса, депутат Законодательного собрания Кировской области. - И вот на этих брошенных землях, на этой техногенной пустыне мы сделали луга, пастбища, построили посёлок Торфяной, и стараемся, чтобы здесь было не просто хозяйство, а кусочек ноосферы. Чтобы люди культурно развивались, жили в гармонии с собой и получали достойную зарплату.. - И вот на этих брошенных землях, на этой техногенной пустыне мы сделали луга, пастбища, построили посёлок Торфяной, и стараемся, чтобы здесь было не просто хозяйство, а кусочек ноосферы. Чтобы люди культурно развивались, жили в гармонии с собой и получали достойную зарплату.

Николай КИСЕЛЁВ:

- Станция имеет большие заслуги перед наукой. В первую очередь - по выработанным торфяникам. Здесь работали выдающиеся учёные по рекультивации земель. Занимались семеноводством – главным образом злаковых трав, потому что бобовые на выработанных торфяниках не растут. Молочное стадо всегда славилось продуктивностью, животноводы станции первыми в области перешагнули семитысячный рубеж по надоям и снова подтверждают высокий статус этого уникального научно-опытного предприятия.

Нам повезло. У нас крупнейший в стране зональный НИИ, координирующий научную деятельность 9 регионов и почти 15 вузов. Лугоболотная опытная станция. Достаточно мощный научный комплекс, прекрасная селекционная школа. По всем основным культурам - озимой ржи, овсу и ячменю - мы имеем собственные сорта. А по бобовым травам – вообще впереди планеты всей. Десятки новых сортов клеверов, новых культур...

Наука ради науки?

Президент России поставил перед регионами задачу: по тонне зерна на душу населения! А ведь когда-то Кировская область столько и выдавала. Плюс к этому – почти миллион тонн молока. Агропромышленный комплекс вместе с «оборонкой» и ЛПК был у нас в числе приоритетов.

Николай КИСЕЛЁВ:

- Мы знаем, как получать по 50–70 центнеров с гектара и что для этого нужно делать. Беда в том, что сегодня, в тяжелейших экономических условиях, сельское хозяйство вместо того, чтобы идти в ногу с инновационными наукоемкими технологиями, двигается на ощупь, лишь бы выжить. Огромное количество убыточных хозяйств в стадии банкротства, и им сложно воспользоваться достижениями нашей науки.

Ученые Киселев и Косолапов знают, как повысить урожайность земли и продуктивность стад. Депутаты Киселев и Косолапов бьются над этим на политической трибуне.

Николай КИСЕЛЁВ:

- Нужны серьёзные финансовые ресурсы. Для расширенного воспроизводства их не хватает даже прибыльным хозяйствам. Приходится обращаться к кредитам, а за них надо рано или поздно расплачиваться. Из федерального бюджета на пять лет на село выделяют чуть более 550 млрд. руб. Это чуть больше 5 млрд. долларов. В то же время только в этом году мы завезли продовольствия на 26 млрд. долларов! Такие деньги мы тратим на поддержку западных фермеров. Не лучше ли направить их на решение самых острых вопросов в нашем сельском хозяйстве?

Впрочем, воодушевляет то, что высшие государственные деятели заговорили о поддержке сельского хозяйства вслух. И это не просто разговоры – деньги пошли. Уже в этом полугодии на село придут 48 млрд. руб. То есть просматривается твёрдая государственная политика. И в то же время задействованы рыночные механизмы – бюджетные деньги придут через уставный фонд Россельхозбанка, который, в свою очередь, сможет под них привлечь кредиты Центробанка, в разы большие.

Кировская область от этих денег получит немного – в первую очередь они пойдут на юг. Рынок цен на зерно формируется на Кубани, в Ростове, Волгограде. Но эти средства важны и для нашего потребителя, потому что стабилизация цен на зерно обеспечит стабилизацию цен на молоко и мясо.

Вселяет надежду и то, что Путин, став премьером, сохранил министром Алексея Гордеева, к которому аграрии относятся с большим уважением. Хорошо и то, что два наших депутата работают в очень влиятельных структурах в Москве. Это Николай Георгиевич Бусыгин, который возглавляет «Росагроснаб» и фактически каждую неделю встречается с министром сельского хозяйства, знает обстановку в России и пытается влиять на неё. И Владимир Михайлович Косолапов - директор важнейшего в стране института кормов им. Вильямса, флагмана в развитии кормопроизводства.

На каждом заседании аграрного комитета мы чётко отслеживаем, как осваиваются выделенные средства и выполняются комплексные программы. К сожалению, мы ограничены условием софинансирования, т. е. сколько вложит в программу областной бюджет, столько даст и федеральный. И если мы не можем изыскать дополнительных средств, соответственно, теряем федеральные деньги.

Промежуточное звено

- НАМ не хватает именно внедрения научных разработок, - говорит Владимир Косолапов. - У нашего института они имеются. Но чтобы их внедрить, недостаёт какого-то промежуточного звена. И глава государства это понимает. Он заявляет о необходимости создания инновационной экономики, чтобы внедрить опыт, научные знания передовых коллективов.

Лугоболотная станция уже имеет опыт по освоению наукоёмких технологий. У нас, на выработанной земле, - самые долголетние пастбища в Европе. К нам приезжают ученые из разных стран и удивляются. А ведь это самая низкозатратная ресурсо- и энергосберегающая технология! Пастбище работает с 1935 года без перепашки, без залужения. И животные, которые здесь пасутся, дают по 30-40 литров молока в сутки.

В институте кормов впервые в мире расшифрована генетическая карта клевера лугового. Мы уже можем создавать это растение, улучшать его биотехнологическими методами. Но для того, чтобы вырастить большое количество семян, потребуются такие, как лугоболотная, станции, опытные делянки, на которых можно будет с очень большой тщательностью отбирать лучшие семена.

Мы пытаемся стать этим промежуточным звеном, которого не хватает. К сожалению, в рядовых хозяйствах это невозможно.

Сегодня (впервые в истории современной России!) выделяют очень большие средства по государственной программе развития сельского хозяйства - более 500 млрд. рублей! Столько же дают регионы и примерно 400 миллиардов - бизнес. Эта госпрограмма расписана по статьям. То есть конкретное финансирование идёт на рапс, на лен, на повышение плодородия и т. д. И цель депутатов ОЗС - помочь Кировской области встроиться в эту программу, чтобы федеральные деньги пришли в регион.

В последние два года в стране много делается для сельского хозяйства. Но, по большому счёту, надо не повышать цены на молоко и мясо, а оставлять сельхозпроизводителям разницу между себестоимостью и ценой реализации. Чтобы сельский труженик был заинтересован в прибыли и понижал себестоимость. А от чего зависит себестоимость? От цен естественных монополий - электроэнергии, газа и т. д. И когда цены на электроэнергию повышают на 20%, а нам говорят, что цены на нашу продукцию повышать нельзя - я считаю, это беспредел. А ведь все естественные монополии - в руках государства...

Так что в первую очередь надо разобраться с естественными монополиями. И тогда можно решить вопрос, с тем чтобы наша продукция была рентабельной - даже без больших дотаций.

Мария ЛАРИОНОВА

«Аргументы и факты - Вятка», № 26 от 25.06.2008

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 27.06.2008 10:42:20