Их отцы и деды принесли

5 мая 2010

Депутаты областного Заксобрания рассказывают о своих воевавших родственниках

Говорят, что в России нет ни одной семьи, которой не коснулась бы Великая Отечественная война. А это значит, что для каждой российской семьи День Победы должен быть самым светлым и значимым праздником. В его преддверии депутаты Законодательного собрания Кировской области вспоминают своих отцов и дедов, отдавших жизнь и здоровье за свободу будущих поколений.

Николай БУСЫГИН, фракция "Единая Россия":

- День Победы всегда был особенным праздником в нашем доме. У | моих родителей собирался 1 небольшой круг однополчан, с которыми они прошли войну. На стол ставили бутылочку-две вина, пели военные песни, вспоминали прошлое... Но вспоминали не о том, как кто-то в кого-то выстрелил или кто-то кого-то подорвал. Они воспринимали войну как часть своей жизни, но с болью о погибших, с горечью о разбитых городах и селах. Ведь в руинах лежали не только наши города - половина Европы была разрушена. Это была страшная война. Поэтому мои родители говорили о ней как о событии, которое вновь нельзя допускать.

Отец и мать прошли войну вместе, от начала до конца. Отец, Георгий Петрович, был командиром роты зенитно-прожекторного дивизиона. Мать, Алевтина Павловна - прожектористкой. Большие прожекторы, которыми высвечивали самолеты, в основном обслуживали женщины. Мужчины управляли техникой, на которой были установлены эти прожекторы и зенитные пулеметы. И свадьбу родители отпраздновали на фронте, в окопах.

Моя мать была героической женщиной. Представьте себе: она решила рожать сразу после войны, в 45-м году, и из Германии, через всю Европу, добиралась до Вятских Полян, где ее встретили сестры отца. Оттуда она пешком дошла до Малмыжа (больше 40 километров!), там родила, и с ребенком вернулась обратно в Германию. Второго ребенка - мою старшую сестру - она родила уже в Потсдаме. А в 1949 году родился я.

Родители часто вспоминали крупные сражения, в которых им пришлось участвовать - бои под Старой Руссой, под Курском, освобождение Конотопа, Северска, Гомеля, Ковеля, Седлеца, Варшавы и Познани, взятие Кюстрина, Штраусберга и Берлина. Они закончили войну в Карлсхорсте, где был подписан акт о безоговорочной капитуляции фашисткой Германии, и поставили свои подписи на стенах Рейхстага. Отец и мать удачно прошли войну, не получив ранений.

Савелий ЕРМОШИН, группа "Независимые депутаты":

- Мой отец участвовал в финской войне, а потом! прошел всю Великую Отечественную. Его призвали в июле 1941-го. В финскую он был командиром орудия, поэтому первые два месяца он с товарищами защищал от налетов авиации какой-то крупный мост (точно не помню где). Потом их взяли на передовую. Отец рассказывал, как бил прямой наводкой по танкам из зенитного орудия. В их батарею были прямые попадания слева и справа, и только двоим удалось выжить. Отец остался невредимым, а его заряжающий получил тяжелое осколочное ранение. Видимо, судьба хранила моего отца. Он прошел всю войну на передовой, и только в Польше, в районе Силезии, когда там шли жестокие бои, его контузило.

Мы часто с ним разговаривали, особенно в День Победы. Я просил его: расскажи мне, что такое война. Он отвечал: не о чем рассказывать! Война - это кровь, грязь, страдания, и только изредка - радость.

Я родился в октябре 1941 года. Чуть раньше в бою погиб брат моей матери, Савелий, с которым отец очень дружил. Когда отцу сообщили, что у него родился сын, он сказал матери, чтобы та назвала меня Савелием.

Я помню, как отец вернулся с войны - поздней осенью 1945 года. Мне тогда было четыре года. Мы с братом спали на полатях. И вдруг мама нас будит: ребята, папа с фронта приехал! А я, сонный, только с боку на бок повернулся: приехал, ну и что? Я ведь отца до этого вообще не видел. Пришлось привыкать. Но много ли надо ребенку? По головке погладили, приласкали, гостинец дали - привык быстро.

Помню послевоенные годы. Не приведи Господь! Хлеба не было, лепешки пекли из мелкого опила и лебеды, добавляя чуть-чуть муки. Какие после них были муки животные! Но мы выжили.

Отец говорил: если ты сделал доброе дело, значит, ты не зря живешь на свете. А еще он любил повторять: береги честь смолоду! Он очень дорожил фамильной честью и внушал мне, что люди не должны склонять нашу фамилию.

Хотя отец не любил вспоминать войну, но День Победы был для него святым. Когда мы в этот день возлагаем венки к обелиску, я всегда вспоминаю отца и всех тех, кто еще жив и кто уже ушел в мир иной.

Виктор ЖЕНИХОВ, фракция КПРФ:

- Многие мои родственники участвовали в Великой Отечественной, некоторые из них погибли на ее фронтах... Дядя Семен - брат моей мамы - был танкистом. Он пропал без вести под Москвой в декабре 1941 года. Дядя Кирилл - участник Сталинградской битвы - в феврале 1942- го семь суток воевал без передышки в 30-градусный мороз, получил два ранения. Он награжден двумя орденами Красной Звезды и боевыми медалями. Мой тесть Василий Ердяков прошел танкистом всю войну, не раз горел в танке, но выжил. Правда, он рано ушел из жизни.

Моего отца забрали на войну в январе 1943 года. Ему тогда едва исполнилось 17 лет. Он служил на Дальнем Востоке, в горноартиллерийском полку. Отцу повезло, что он попал на Дальний Восток. Война там была скоротечной. Он, его отец и его брат - все остались в живых и вернулись домой

Меня радует то, что моя очень большая родня хранит память о родственниках, участвовавших в войне. У нас много долгожителей, и мы относимся к ним с большим уважением. Почти каждый год я езжу к отцу, чтобы 9 мая быть рядом с ним.

Михаил ЛИХАЧЕВ, фракция "Единая Россия":

- Я принадлежу к поколению тех, кого родители называли в честь своих погибших дедов, отцов и братьев. Меня назвали в честь моего деда по отцовской линии, Михаила Васильевича Лихачева. В начале войны он в числе первых подал заявление, и в июле 1941 года ушел на фронт. Немногие солдаты из первых призывов дожили до Победы, многие погибли в первые дни и месяцы войны. Мой дед пропал без вести в ноябре 1941-го. Насколько я знаю, он воевал в составе разведотряда. Это был обычный боевой дозор, который ходил в разведку. И однажды группа не вернулась с задания.

В нашем семейном альбоме есть фотография, где мой дед, совсем молодой, стоит в кавалеристской форме и с шашкой. Он снялся с друзьями перед посадкой на поезд, за день до отправления на фронт. Почти никто из них не вернулся домой.

Мой дед по маминой линии - Евгений Семенович Никифоров, кадровый военный - встретил войну на Тихоокеанском флоте в звании капитана-лейтенанта, а закончил ее капитаном второго ранга. Он награжден двумя орденами Красной Звезды, медалями "За отвагу" и "За боевые заслуги". Это те награды, которые вручали за участие в бою, за пролитую кровь, за то, что мы называем ратным подвигом.

Любовь к Родине, стремление сохранить ее историю - вот что должно переходить от родителей к детям. Мы остаемся сильными только тогда, когда знаем свои корни, помним нашу историю и гордимся ею, когда мы стараемся быть достойными тех, кто погиб за наше право жить. Поэтому 9 Мая - особенный день, который всегда объединял нашу семью. Его нельзя сравнить ни с каким другим праздником.

Сергей ЛУЗЯНИН, фракция "Единая Россия":

- Мой дед Николай воевал и вернулся домой. А два его брата - Аркадий и Александр - остались на полях сражений. Я даже не знаю, где они похоронены. Но обязательно узнаю.

Когда моего деда призвали на войну, у него было двое малолетних детей: мой отец родился в 1937 году, а его старший брат в 1934-м. Перед самой войной они переехали из Оричевского района в Котельнич, жили на высоком берегу Вятки. Во время войны в их усадьбе стояла позиция зенитной батареи. Там недалеко мост через Вятку, он был стратегическим объектом, поэтому его охраняли. Дед воевал, а у бабушки на постое жили военные. Окопы вокруг зенитной пушки оставались и после победы: дед, пока был жив, сохранял их как память о войне. А потом, когда умерла бабушка, дом перешел в другие руки. Но окопы, насколько я знаю, так и остались в углу сада.

В майские праздники мы обычно приезжали к деду. С утра все шли к зданию администрации, где проводили митинг и маленький парад. Потом прямо на улице накрывали столы. За ними собирались все мужчины округи - в основном те, кто прошел войну. Вот такое было гулянье. Мне, маленькому, все это интересно было - народу много, сладким угощают.

Мой родной дед был очень скуп на рассказы о войне. А вот двоюродный дед - Николай Хренов - был балагуром. Он служил в разведке и знал много историй. Они не казались страшными: дед всегда старался их приукрасить. Думаю, вряд ли все было так весело, как он рассказывал, но уверен, что его рассказы соответствуют действительности.

Он говорил, что у него вызывают улыбку фильмы, в которых солдаты поднимаются в атаку с криками: "За родину! За Сталина!". По его словам, такой настрой бывал перед боем или после него, когда бойцы выпивали фронтовые 100 граммов - за победу, за родину, за командиров. Но когда солдаты поднимались из окопов навстречу пулям, а тем более, когда дело доходило до рукопашной, вокруг стоял откровенный русский мат. Эмоции перехлестывали, и солдатам было не до высоких материй: они думали о том, как выжить.

Верно сказано: гвозди бы делать из этих людей, крепче бы не было в мире гвоздей! И до войны они жили нелегко, и войну вынесли, и после войны столько лет все восстанавливали.

Александр РЯЗАНОВ, фракция ЛДПР:

- Мою семью - как, впрочем, большинство семей России - очень сильно волнует тема Великой Отечественной войны. Почти все российские семьи прошли через это зло.

Мой дед Алексей Гурьянович Лукин был призван на войну в 1941-м - и не вернулся. Он похоронен в чешском Индухове Градце, там его могила. Мой тесть Василий Лаврентьевич Быков воевал, был награжден медалью "За отвагу", в 1942 году был уволен из армии по ранению. Моего папу, слава Богу живущего поныне, призвали в армию в августе 1944- го. Его направили в ижевские лагеря, и лишь в самом конце войны - на фронт. Он участвовал только в штурме Берлина, но и там повоевать пришлось. Его наградили медалями "За штурм Берлина" и "За победу над Германией".

Один рассказанный им эпизод поразил меня. В конце апреля 1945-го шел бой над их аэродромом. Наш летчик, Герой Советского Союза (к сожалению, фамилию не помню), сбил немецкого аса. Тот выпрыгнул с парашютом, парашют не раскрылся, и он упал прямо на аэродром. Наш приземлился, подбежал к мертвому немцу, перекрестился и заплакал. Потом снял свою кожаную куртку и закрыл его. Вот ведь в чем дело: наши солдаты понимали, что воюют с людьми, которые тоже идут в бой за свою родину. Но наши-то боролись против страшного зла - фашизма. Поэтому они были правы и, слава Богу, победили.

Папа служил в 157-м истребительном полку. Он был еще мальчишкой, с шестью классами образования - и стал мастером вооружений: привешивал бомбы к самолетам, снаряжал пулеметные ленты. Естественно, участвовал в боевом охранении аэродрома, потому что бывали случаи нападения на него.

И вот каждый раз 9 мая он выпьет чарочку и рассказывает про войну. В его рассказах нет ничего парадного (типа "Я воевал, кровь проливал!"), а есть чисто человеческие истории, увиденные глазами юного солдата. И у меня мороз по коже от этих рассказов. Ведь одно дело - парадная подача Победы, и совсем другое - страшная правда о войне, рассказанная близким человеком. Многие фронтовики не любят бахвалиться прошлым, у них это не принято.

Я гляжу на старые фотографии, где мой отец снят с другими ветеранами войны. Я радуюсь тому, что отец жив, и мне больно оттого, что остальных уже нет на этом свете. Представляете, как мало у нас осталось тех, кто дожил до 65-летия Победы!

Избавь нас Бог от любых войн и революций! Вот то, что хочется передать сейчас моему внуку. Главное, чтобы он знал, что у него были замечательные прадед и прапрадед, которые отстояли мир и не дали расползтись по свету коричневой чуме фашизма.

Владимир МЕЛЬНИК

«Московский комсомолец на Вятке», № 19 от 05.05.2010

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 07.05.2010 08:53:57

Последнее изменение: 07.05.2010 08:54:56