Боль земли

12 мая 2010

Служить земле, служить крестьянству - призвание депутата ОЗС Николая Киселева

12 мая депутат Законодательного собрания Кировской области, член Президиума политсовета партии «Единая Россия», Николай Киселев отмечает свое 70-летие. За его плечами большая жизнь и большая работа – научная, общественная, государственная, политическая. В его послужном списке множество высоких должностей, в том числе – депутата Государственной Думы. И в то же время вся его жизнь так или иначе была связана с сельским хозяйством. Сегодня, оглядываясь на пройденный путь, Николай Петрович говорит, что исполнил обещание, данное самому себе еще в молодости: служить российскому селу. Об этом я и попросил рассказать юбиляра.

Старшее поколение обычно делит жизнь на две части, рубежом для которых стал август 1991 года. С распадом СССР произошла ломка планового народного хозяйства, и начался переход к рыночной экономике, который так и не состоялся. «В период реформ судьба сельского хозяйства сложилась даже трагичнее, чем судьба оборонной промышленности, - считает Николай Киселев. – Ведь не только полностью разрушается структура народного хозяйства; при этом меняется и менталитет населения. Духовные и моральные ценности, на которых были воспитаны советские люди, вдруг оказались ненужными, и их заменили противоположными».

Повороты жизни

Советский период жизни Николая Киселева, по его словам, был довольно обычен. Он родился накануне Великой Отечественной войны, потерял отца в первый ее год (он погиб в декабре 1941-го), учился в сельской школе (окончил ее с серебряной медалью), затем на экономическом факультете сельхозинститута. Из его курса вышли восемь кандидатов наук, в их числе прекрасные селекционеры.

«Мне всю жизнь везло с педагогами – в широком смысле этого слова, - рассказывает Николай Петрович. - В школе меня учили недавние фронтовики, которые сумели заложить в наше поколение крепкий духовный стержень. И в дальнейшем жизнь меня сталкивала с умнейшими людьми».

После института Николай Киселев четыре года работал секретарем обкома комсомола.

Это были времена сельскохозяйственных «реформ», когда из почти 60 сельских районов Кировской области оставили лишь 18. Последствия этого сказываются до сих пор: сегодня в этих исчезнувших районах нет ни производства, ни социальной сферы, они обречены на выживание своими силами, если не на вымирание.

В 1966 году вчерашний комсомолец стал секретарем партийного комитета колхоза «Родина», что в Сорвижах Арбажского района. Это было одно из крупнейших в области хозяйств. В 1967-м Николай Киселев вступил в должность председателя Арбажского райисполкома, в 1970-м – стал первым секретаря Санчурского райкома партии. А в 1975 году - аспирантом Академии общественных наук, и с этого времени тандем науки и сельского хозяйства главный в его жизни и работе. «Аграрный сектор немыслим без науки, - утверждает Николай Петрович. – Сельскохозяйственное производство без науки быстро деградирует».

С 1979 года Николай Петрович - проректор Кировского сельхозинститута и декан экономического факультета. 10 лет стали для него «научно-аграрными», а в 1990-м он избран председателем Кировского областного Совета народных депутатов, то есть, по сути, стал первым лицом области.

В начале 1992 года, вскоре после путча, Киселев добровольно снял с себя полномочия председателя Совета. На подобный серьезный шаг пошли лишь немногие его коллеги в регионах; в их числе - Эдуард Россель (впоследствии губернатор Свердловской области) и Минтимер Шаймиев (ставший потом президентом Татарстана).

Годы расцвета

Если сельские реформы начала 1960-х годов оказались весьма противоречивыми, то середину 1960-х можно смело назвать началом расцвета сельского хозяйства в Кировской области. Аграрный подъем длился до 1990 года. Самыми показательными оказались две последние пятилетки, когда на селе стали строить дороги, жилье, школы, больницы, парки, когда в производственных отношениях появилась твердая финансовая дисциплина.

«Советское сельское хозяйство имело все плюсы и минусы государственного планового регулирования, - говорит Николай Киселев. – Мощная централизованная система мелиорации, электрификации, оснащения кадрами, техникой и удобрениями была главным его достоинством. В 1990 году Кировская область обрабатывала 2,5 миллиона гектаров пашни и считалась по этому показателю самым крупным из 29 нечерноземных регионов. И это при том, что полтора миллиона человек живут у нас на площади в 108 тысяч квадратных километров, и половина населения сосредоточена на пятачке Киров – Кирово-Чепецк – Слободской. В этом наша особенность и наша проблема.

Другая беда нашего села в том, что во время войны на фронт ушли более 500 тысяч вятских крестьян, в том числе 80% председателей колхозов - и никто не подготовил им замены. Но вот что интересно: за годы войны мы потеряли всего 200 тысяч гектаров пашни, которые потом восстановили. А за годы нынешних «реформ» мы съехали до 400 тысяч гектаров посевов зерновых. В 1990 году у нас в государственном и частном секторе было 400 тысяч коров, а сегодня их осталось чуть более 100 тысяч. Вот каковы наши потери!

Любая война, любой переворот – это трагедия для села. Мы это признаем, но за словами не видим главного: когда у крестьян нет нормальной зарплаты, нет мотивации к труду, нам не помогут никакие реформы. В 1990 году Кировская область произвела около 1 миллиона тонн молока, 1,6 миллиона тонн зерна (мировая норма на нашей северной территории!) и 150 тысяч тонн мяса (столько производит только «мясная» Белгородская область). Мы не только кормили сами себя; средняя зарплата работников сельского хозяйства соответствовала средней зарплате по области и уступала только оплате труда строителей. И это было стимулом.

Самым большим недостатком советского села была уравниловка, при которой председатель колхоза не мог получать больше хорошего механизатора, а зоотехник больше доярки. Уравниловка подрывала экономику села и снижала производительность труда, а социальная защищенность крестьян порождала социальную развращенность.

Забота о земле – это задача государства, и ее нельзя перекладывать только на плечи крестьян. Земледелец должен эффективно использовать землю и технику, а организации, специализирующиеся на семенах, удобрениях, строительстве и ремонте техники, должны его обслуживать. Страны Запада переняли у нас эту систему, а мы у себя ее разрушили.

К началу 1990-х мы уже начали вставать на правильный путь к экономической свободе сельского хозяйства. Одним из эффективных подходов стала работа арендных коллективов на полном хозрасчете - а не на голом энтузиазме. Но август 1991-го все перечеркнул».

Нельзя без науки

«Я всегда говорил, что сельское хозяйство не может жить без науки, и в конце 1980-х это начали понимать, - рассказывает он. – Тогда было принято серьезное государственное решение, позволившее соединить науку и производство: директорам институтов вменялось в обязанности создавать на договорной основе научно-производственные системы (НПС). Я, будучи директором института (НИИСХ), взял на себя самую сложную отрасль – семеноводство. Перед нами стояла труднейшая задача: производить 4000 тонн семян клеверов в Кировской области, которая никогда не была благоприятной для их выращивания. В 1995 году мы впервые справились с этой задачей. Мы начинали с трех хозяйств, и дошли до 370. Мы достигли 19% валового сбора семян в масштабах России. Такого показателя нет больше ни у кого. В последующие годы мы создали самое большое в стране клеверное поле. В итоге наша кормовая база позволяет сегодня лучшим хозяйствам области получать до 6 тысяч литров молока от коровы в год.

До 1999 года я руководил ассоциацией НПС. Мы достигли того, что наши НПС стали лучшими в России. Наша область теперь известна как одна из лучших в семеноводстве многолетних трав. К нам приезжали за семенами не только из Сибири, но даже из Кубани. А ведь наш северный регион всегда был в менее выгодном экономическом положении, чем многие другие.

Итогом моей работы стала государственная премия России в области науки и техники. Я считаю, что исполнил свой долг перед крестьянами».

Кто прав – покажет время

Депутатство в Государственной Думе запомнилась Николаю Киселеву прежде всего работой бок о бок с неординарными людьми, со многими у него сложились очень теплые отношения, хотя взгляды на происходящее не всегда совпадали. По своим убеждениям Николай Петрович всегда оставался на стороне аграриев.

«К сожалению, аграрная группа у нас тогда не собралась, пришлось объединяться с коммунистами, - вспоминает он. - Получилась агропромышленная депутатская группа, имевшая все права фракции. Я был заместителем ее руководителя. В ее состав вошли 42 депутата, среди них - очень серьезные аграрии и промышленники. Для меня это была хорошая школа.

Но не все шло гладко. Когда принимали земельный кодекс, дело доходило едва ли не до драки. Обидно то, что из пяти вариантов кодекса был принят самый неудачный – правительственный; из пяти вариантов закона об обороте земель (кстати, я был в числе авторов одного из них) был принят также правительственный, который сегодня нам так мешает жить. Уже 20 лет мы ничего не можем сделать с земельными ваучерами, и в то же время позволили продавать землю по мизерным ценам. У половины земель в стране вообще нет хозяев. И когда два года назад люди стали получать «квиточки» об уплате земельного налога, по всей стране пошел вал негодования. Земли давно не используются, хозяйства рухнули, люди ничего от них не получают и скотину не держат, а им говорят: платите земельный налог! Неужели судебные исполнители станут вытряхивать из крестьян последние копейки? А ведь я еще тогда говорил, что земельный кодекс коснется каждого человека.

Жизнь показала, что мы, депутаты агропромышленной группы, были правы по большинству вопросов. Многие из нас прошли серьезную научную и производственную школу. К проблемам земельного кодекса и закона об обороте земель вновь приходится возвращаться спустя годы. А время уже потеряно. Поэтому я долго был в оппозиции к правительству Ельцина, да и Путина – в самом начале.

На последних выборах в Госдуму, в которых я участвовал, будучи руководителем регионального отделения Аграрной партии, Кировская область по количеству голосов шла третьей из 80 регионов - после Москвы и Московской области. Мы оставили позади даже исконно крестьянский Алтайский край.

Непросто для многих аграриев далось объединение с «Единой Россией». Я сам долго в нее не вступал. Но, учитывая то, что мы на съезде приняли решение об объединении партий, что «Единая Россия» готова поддерживать аграриев и в ее рядах немало уважаемых мной людей, - принял непростое для себя решение.

Моя работа сегодня продолжается в составе Законодательного собрания Кировской области, на посту первого заместителя председателя аграрного комитета. Это высокопрофессиональный комитет, в состав которого входят уважаемые специалисты сельского хозяйства Н. Бусыгин, Ю. Гущин, Н. Росляков, В. Ягдаров и др., кстати в недавнем тоже члены Аграрной партии. Мы активно работаем с Госдумой, и многие наши предложения рассматриваются в Москве».

Владимир МЕЛЬНИК

«Московский комсомолец на Вятке», № 20 от 12.05.2010

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 14.05.2010 09:46:28