Николай Киселёв: «Где бы я ни работал, никогда не отрывался от села

14 мая 2010

И это одна из главных заслуг Николай Петровича Киселева, депутат ОЗС, члена президиума политсовета Кировского регионального отделения партии «Единая Россия», консультанта Кировского областного центра сельскохозяйственного консультирования «Клевера Нечерноземья».

В канун 70-летия Н.П. Киселев был награжден Почетным знаком «За заслуги перед Кировской областью». Мы попросили Николая Петровича Киселева, «родоначальника парламентаризма на Вятской земле», как о нём говорят коллеги-депутаты, поделиться своими мыслями о времени и о себе, о судьбах сельского хозяйства, вятского края, нашей России.

- Николай Петрович, когда закончилась Великая Отечественная война, вам было 5 лет, помните ли вы День Победы?

- Очень смутно. Почему-то запомнилось, что было очень холодно, снег и слякоть. И горестный плач женщин: с фронта в нашу деревушку из 8 домов вернулись два мужика, один без руки, другой без ноги. А мой отец погиб в декабре 1941 года.

На фронтах Отечественной войны сражались до 90 процентов сельских жителей. На войну ушли даже… лошади. Их «призывали», как военнообязанных. Если бы нашу кормилицу не забрали, мама бы, наверное, так и родила меня в бороне…

Дети войны хлебнули горя. Тем, кому было по 10-12 лет, испытали все тяготы войны. Дети пахали наравне со взрослыми. Вятские крестьяне трудились героически. У нас было в те годы 2,5 млн. га пашни. И только зерновых в 41-м убрали 1.800 тысяч тонн.

В 45-м убрали 1.600 тонн хлеба. А сейчас убираем менее 400 тысяч тонн! Все наши войны, революции больнее, сильнее всего ударили по крестьянству. Первая мировая, гражданская, коллективизация, на которую селяне ответили вырезанием скота, Отечественная война потрясли основы народной жизни. Однако уже к 40-му году потери в сельском хозяйстве были восстановлены. Настолько крестьяне оказались живучи. Удивительно, что даже в годы войны было организовано горячее питание для детей в школах. (В качестве деликатесов – картошка да горох…) Наше поколение, военных детей, не было заброшено.

- Ваше отношение к Хрущёвским экспериментам?

Считаю, что Хрущёв нанёс большой урон партии, разделив ее на сельскую и промышленную. Потом началась гигантомания: объединение районов, укрупнение колхозов. В начале брежневской эпохи был взят курс на химизацию, мелиорацию земель, а также на ускоренную электрификацию сёл, создание на селе сферы обслуживания. Мы получили прекрасный Кирово-чепецкий химкомбинат, а вместе с ним - «море» удобрений, верхнекамский фосфоритный рудник. В отдельные годы проводили известкование почв на 150 тысячах га. Кстати, польза от химизации почв очень большая. Представьте, что один грамм фосфора в почве – это центнер хлеба. К чести кировчан, мы проявили небывалую устойчивость в борьбе за землю, за увеличение её плодородия.

- Как обстоят дела на селе сегодня?

- Пока на селе не будет достаточный уровень зарплат, с места не сдвинемся, вместе со всеми реформами. Рузвельт во время кризиса 30-х годов, когда уровень доходов фермеров упал до 40%, объявил: это национальная катастрофа. С тех пор в развитых странах держат уровень фермерских доходов в размере 90-95% от среднего.

Бурное развитие села оборвалось в августе 1991 года. Поэтому я делю свою жизнь на период до 90-х годов и после. Но где бы я ни работал, я никогда не отрывался от села.

- Николай Петрович, вас называют родоначальником парламентаризма на вятской земле.

- В начале 90х годов у нас в стране и на вятке были действительно первые альтернативные выборы, и как депутат областного совета пост председателя совета я выиграл у первого секретаря обкома партии.

- Тогда люди верили в то, что перемены принесут лучшую жизнь?

- Страна, конечно, ждала перемен. И перестройку поначалу принимали на «ура». Народ воспринял идею перестройки, но ее «заболтали», как сейчас можно «заболтать», к примеру, идею инновационных процессов в экономике.

Народ ждал перемен и на селе. Ведь до середины 80-х было очень жесткое планирование в экономике - до одного гектара, до коровы, до хвоста. Когда появились арендные коллективы, они уже сами могли планировать, что посадить, кто будет работать, сокращать лодырей – социальная защищенность, увы, иногда превращается в социальную развращенность.

- Палка о двух концах…

- Из капитализма в социализм можно запрыгнуть, а вот наоборот? В мире капитализма методы госрегулирования с успехом применяются. Там главный человек - предприниматель, и государство ограничивает его алчность. А в странах, где государство к этому не способно, получается финансовый кризис. Банки начинают управлять государствами…

- Вернемся к селу. Извечный русский вопрос: что делать?

- Если зарплата в лучших хозяйствах, работающих на европейском уровне, не достигает средней по области, какова же заинтересованность в труде? Во всем мире сельское хозяйство живёт на дотациях. Отсутствие государственного регулирования – главная проблема села.

- Сельское хозяйство - дело всей вашей жизни. Но сейчас село, по-видимому, переживает не лучшие времена.

- Да. Но суть проблемы ведь не в сельском хозяйстве.

Сейчас идет борьба в мировом масштабе. Россия все еще кому-то поперек горла стоит! Наша земля обладает колоссальными природными ресурсами. Но мы до сих пор сидим на сырьевой «игле», и все это понимают – и президент, и губернаторы, и законодатели… За державу обидно! Будем надеяться, что новый курс развития общества с опорой на модернизацию, новые технологии даст свои плоды, и Россия вновь станет великой державой!

Беседовал Тимофей Русских
Материал предоставлен ИАУ ОЗС

«Вести. Киров», № 55 от 14.05.2010

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 21.05.2010 09:22:25

Последнее изменение: 21.05.2010 09:24:36