Модернизация – это судьба нашего государства

28 апреля 2010

Приоритетный национальный проект «Развитие АПК» позволил начать техническое перевооружение в сельском хозяйстве, высветил пути дальнейшего развития, повышения его конкурентоспособности. Последующая модернизация позволит вывести агропромна качественно новый уровень.

Своим мнением о проблемах сельского хозяйства и модернизации экономики с читателями «М» делится депутат ОЗС Кировской области Николай Петрович Киселёв.

– На Ваш взгляд, насколько успешен был национальный проект в области сельского хозяйства?

– В любом случае это шаг вперёд. Те хозяйства, которые попали в нацпроект, сделали качественный рывок. Результаты, конечно, могли быть лучше, но этому помешал ряд обстоятельств.

Во-первых, отсутствие прочной залоговой базы, так как не решены вопросы земельных отношений. Кроме того, в преддверии сочинской Олимпиады резко увеличился спрос на строительные материалы, цены резко пошли вверх, и строить на селе стало дорого.

Во-вторых, хозяйствам требовалась дорогостоящая проектная документация, а проектных институтов было недостаточно, поэтому большинство начинало строительство с чистого листа, что также вызвало удорожание, да ещё и возникли проблемы с контрольными и контролирующими органами. Получалось, что сельский бизнес отвлекал на эти нужды собственные деньги. Вместе с тем бюджетные ассигнования на субсидирование процентных ставок зачастую поступали в хозяйства с большим опозданием. Ситуацию усугублял и постоянный рост цен на электроэнергию, горючее. Составляя бизнес-планы, сельхозпредприятия ориентировались на довольно высокие цены на молоко, а получили настоящий обвал цен на молочном рынке и рынке зерна. Сегодня на селе выгодно выращивать только племенной скот. Производство говядины и молока, к сожалению, во многих хозяйствах убыточно.

В-третьих, в России отсутствует полноценный рынок сбыта. У нас, к примеру, «вдруг стало слишком много зерна». Его трудно реализовать, потому что в стране нет потребности в таком количестве. Если раньше у нас было свыше двадцати миллионов коров, то сейчас осталось девять миллионов. Сокращение поголовья привело к переизбытку зерновых и вызвало проблемы со сбытом на внутреннем рынке. А за границу продавать зерно в больших объёмах весьма затруднительно, поскольку там более жёсткие требования. Кроме того, мировой рынок зерна достаточно непредсказуем и подвергнут разным колебаниям цен.

Таким образом, национальный проект действительно позволил начать техническое перевооружение как в животноводстве, так и в растениеводстве, высветил пути дальнейшего развития сельского хозяйства, повышения его конкурентоспособности.

– Одна из целей нацпроекта «Развитие АПК» – поддержка молодых специалистов. Она была достигнута?

– Департамент сельского хозяйства и продовольствия области делает немало в этом направлении. К великому сожалению, и до финансового кризиса, и особенно в 2010 году, программа социального развития села урезана в разы. Прежде всего надо решать проблему жилищного строительства. Сокращено также бюджетное финансирование социальной сферы на селе. Но самая главная проблема часто остаётся за кадром – это низкая заработная плата на селе, уровень доходов населения. Во многих хозяйствах она составляет в лучшем случае 30-40 процентов от средней по стране и по области. А отсюда и нет мотивации к труду! Разве это нормально, когда лучшие трудовые коллективы, работающие на европейском уровне, получают зарплату чуть больше 10 тыс. рублей? Напомню, в 1990 году заработная плата на селе была на уровне среднеобластной и составляла 90 процентов от зарплаты в промышленности. Это, кстати, мировая тенденция поддержки уровня доходов.

– В последнее время в России часто обсуждается необходимость модернизации экономики в целом и промышленного производства в частности.

– Я бы сказал, что на сегодняшний день модернизация – это и судьба нашего государства, это и крест России. Самое главное, «не заболтать» модернизацию на всех уровнях как проблему. Наше отставание в этой сфере ещё началось в советские времена. С моей точки зрения, начало было положено после первой арабо-израильской войны, когда цены на нефть и все энергоносители взлетели в разы. И на Западе, чтобы выжить, началась работа по снижению прежде всего энергозатрат, которые потянули всю цепочку нового этапа технического перевооружения как в промышленности, так и на селе.

Последние десятилетия мы «донашиваем» промышленное оборудование советских времен, устаревшее морально и физически. Недавно я был на Омутнинском металлургическом заводе, где реально в условиях жесточайшей конкуренции на мировом рынке проводят техническое перевооружение, имея программу на 10-15 лет. Так вот, в марте «вывели на пенсию» прокатный стан, которому уже 98 лет!

Самое сложное сегодня – не догонять и не перегонять передовые страны, а действительно «передумать», «перехитрить» их, найти те ниши, где мы сможем быть конкурентоспособными.

В XXI веке борьба идет за господство над ресурсами. Большинство их сконцентрировано в нашей стране, но почивать нам на «ресурсных лаврах» просто не позволят.

– Этот номер журнала выйдет в преддверии Великой Победы. Что бы Вы хотели пожелать ветеранам и труженикам тыла?

– Для нашей страны этот год особенный – год юбилея Победы. Правительство России, всё наше общество немало делают, чтобы решить многие накопившиеся проблемы участников Великой Отечественной войны.

Вместе с тем наша Победа ковалась не только на фронте, но и в тылу: в промышленности, в сельском хозяйстве. Много написано о подвиге рабочего класса, подростков, заменивших ушедших на фронт отцов и дедов. Давайте вспомним, что в 1944 году в стране было выпущено 40 тыс. самолетов, это более 100 самолетов в день.

Но мы почти не знаем да и не представляем тот тихий, незаметный, ежедневный подвиг нашего крестьянства. На фронт ушли более 600 тыс. кировчан, и в основном это селяне, из них более 80 процентов руководителей хозяйств. Со времени коллективизации, круто изменившей весь уклад жизни, прошло всего 8-9 лет. На фронт забрали тракторы, автотехнику, колхозных лошадей, а ведь только в 1941 году надо было убрать 1,8 млн. гектаров зерновых, более 140 тыс. гектаров льна. Женщины, подростки, встретившие войну в десятилетнем возрасте, инвалиды, возвращающиеся с фронтов, должны были обработать, сохранить до Победы это огромное вятское поле!

За все годы войны мы потеряли только 200 тыс. гектаров зерновых. В1945 году посевная площадь в области составляла 2,2 млн. гектаров, в том числе 1,6 млн. гектаров зерновых. В 1944 – 1945 годах область сдавала государству по 400 тыс. тонн зерна! Сегодня, я напомню, в области засевается меньше 400 тыс. гектаров зерновых...

…Когда началась война, мне было чуть больше года, и в первую военную зиму мою мать (отец погиб в декабре 1941 года) и деда, «попробовавшего газа» в Первую мировую, отправили за 70-й километр в мурашинские леса на заготовку леса – и так две зимы подряд. Днём надо выполнить норму, а ночью, если подойдёт эшелон, грузить вагоны, а утром снова в морозы 1941 года, почти по метровому снегу, выполнять свою норму. А потом – работа на льнозаводе.

Вот перед теми, кто сегодня встречает 65 лет Победы, ковавшими Победу в городах, обеспечивающими армию хлебом и мясом, мы в неоплатном долгу. И мне бы очень хотелось надеяться, что наше правительство, все наше общество ежедневно, ежегодно что-то будет делать для улучшения жизни тружеников тыла. Низкий поклон всем им – творцам Победы.

Беседовал Иван Васнецов

«Меркурий», № 133 от 28.04.2010

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 25.05.2010 08:04:59