Александр ХАРЮШИН: «Нужны глобальные решения»

13 октября 2011

Конкурент беседует с президентом «Вятского транспортного союза», депутатом ОЗС, членом фракции ЛДПР Законодательного Собрания Кировской области.

В каждой сфере деятельности нужны профессионалы, и вдвойне правильно, что с течением времени некоторые из них становятся депутатами в профильных комитетах. Не видя ситуации изнутри, сложно принимать грамотные законы. Но порой еще сложнее донести до людей свою точку зрения, принять «непопулярное», но необходимое для развития отрасли решение, особенно когда дело касается напрямую большинства граждан. Александру Геннадьевичу критику в свой адрес приходится слышать постоянно, особенно в бытность свою владельцем одного из крупнейших предприятий-автоперевозчиков. Энергичному, жизнерадостному и крайне занятому бывшему «автобусному магнату» постепенно удается, несмотря на все трудности, наводить порядок и в пассажирских перевозках, и в относящейся к ним законодательной базе.

- Александр Геннадьевич, около пяти лет вы работали в МВД. Что побудило вас уйти из этого министерства?

- Семейное положение. В 1997 году у нас с супругой родилась дочь. Но на ту зарплату, что была тогда, содержать семью было сложно, был не решен квартирный вопрос. Хотя работа мне нравилась, я служил в должности начальника гаража. Пришлось начать заниматься коммерцией.

- Почти 15 лет вы занимаетесь предпринимательством. Что изменилось за эти годы в бизнес-сфере?

- В 90-е годы была очень слаба законодательная база, только 2000-х годов ее начали потихоньку приводить в соответствие с реалиями жизни, усилиями федеральных и местных парламентариев. Все, кто занимался бизнесом в 90-е, знают как было работать тогда и как сейчас. На мой взгляд, самое плодотворное законотворческое время было с 2001-го по 2007-й годы. Потом случился кризис и пошел процесс укрупнения предприятий и рост монополий среди предприятий газовой и нефтяной промышленности, что спровоцировало рост тарифов, и, как следствие, повышение цен на всё. Так как я до этого года, (до выборов), занимался пассажирскими перевозками, то знаю это не понаслышке и могу сказать, что заниматься бизнесом сейчас становится всё сложнее. Разрастаются монополии в сфере добывающих предприятий, тарифы бешено растут.

- Не мешают ли вашей депутатской работе идеологические противоречия с другими членами кировского парламента, например, с коммунистом В.Н. Жениховым?

- C Жениховым я во многом согласен. Если брать партийность, то я хочу сказать, что депутат работает, прежде всего, для людей, всего общества. Виктор Николаевич находится на своем месте. Бытует мнение, что коммунисты – это только ораторы, а сами ничего не делают. Но понятно, что у этой партии не хватает голосов для продвижения того или иного закона. Работая вместе, мы не просим от исполнительной власти ничего сверхъестественного. Нужно реально разобраться в тарифах ЖКХ, транспорта. Возникает такая ситуация, когда у нас тарифы ЖКХ растут, насколько хотят, в зависимости от расценок на топливо, железнодорожные перевозки, водоснабжение. Проблем хватает и без этого. К примеру, у нас везде проложены старые трубы. Утечка вместо допустимых 10% переваливает за тридцать. Мы говорим управляющим компаниям: 20% денег потребители выкидывают на ветер. Не легче ли УК прокредитоваться, изыскать какие-то средства, поменять устаревшее оборудование, оставшееся с советских времён? И из той разницы, которая остается после ликвидации утечек, выплачивать кредиты. Есть много подобных ситуаций в ЖКХ, которых нужно брать на контроль, а у нас всё пущено на самотёк.

Есть некая связь между ЖКХ и пассажирскими перевозками, и я озвучу ее, будучи заместителем председателя профильного комитета. Я долгое время возглавлял «Алекс-Авто», и эта тема мне близка. Сейчас цена за проезд в общественном транспорте должна быть 16 рублей 20 копеек, а он стоит 12 рублей. Транспортники залазят в долги. Региональная служба по тарифам этого не видит. А цены на коммунальные услуги планомерно поднимаются каждый год, и мы не можем разобраться, почему. В ЖКХ и транспортной сфере цена во многом зависит от топлива. У перевозчиков это – 35% цены за проезд. При обсуждении этой темы Женихов неоднократно говорил, что никто не может разъяснить причины принятия тарифов, по каким формулам они рассчитываются. По моему личному мнению, в жилом фонде везде нужно установить счётчики, потребитель должен платить только по ним. Люди же не виноваты, что сети старые и их никто не поменял. Замена, кстати, сейчас ложится на самого потребителя. Компенсировать потери тепла жителям обязано государство. А если потери ликвидировать, то сразу становится понятно, что процентов, к примеру, на тридцать тарифы можно сразу снижать. Так что по ЖКХ я с Жениховым по многом солидарен. Для меня партийная принадлежность не столь важна, как работа самого депутата.

- Как вы относитесь к инициативе оппозиционных партий «заморозить» коммунальные тарифы?

- Сфера ЖКХ складывается из многих факторов: горячая, холодная вода, отопление, вывоз ТБО, обслуживание дома. Если трубопровод старый, и идет потеря воды, то мы с вами платим за это. Если трубы отопления на улице дырявые, то происходит та же ситуация. Референдум по «заморозке» тарифов, который хотели провести коммунисты и справедливоросы, однозначно бы показал, что люди выступают «за». Другое дело, мы понимаем, что это сделать невозможно. Если железная дорога поднимет тариф – то цена вырастет, если уголь станут продавать дороже – себестоимость отопления возрастет. Тут много факторов, на которые управляющие компании никак не могут повлиять. Надо действовать по-другому: потребителям ставить счетчики, чтобы не платить лишнего, а УК – ремонтировать свою инфраструктуру или самим оплачивать потери от изношенного оборудования. Вот тогда мы подойдём к тому, что роста коммунальных платежей не будет.

- Большая часть системы водоснабжения Кирова требует капитального ремонта. Если его не провести, то через несколько лет город может остаться без воды. Какие вы видите пути решения этой проблемы?

- Тут нужны глобальные решения. Требуются вливания муниципальных, региональных или федеральных средств. Но если мы это возложим на ЖКХ, то представьте, какие цены за обслуживание выставят потребителю. Это не вина людей, что трубы лежат в земле со времён социализма, это вина государства, допустившего такую ситуацию. Конечно, бюджет Кирова тоже не «вытянет» такие траты. И такое положение дел не только у нас в области, а по всей России. Федеральные власти должны всерьёз озаботиться этим вопросом и как можно скорее.

- Александр Геннадьевич, каким вы видите в недалеком будущем облик нашего города?

- Я рад, что есть такие организации, как «Кировспецмонтаж», занимающиеся застройкой экологически благополучных районов города, например, «Чистые пруды», «Солнечный берег». Очень радует, что больше стало доступного жилья, меньше строится «элитного» и цена квадратного метра пока не растет. Опять же, пока. Потому что, например, на той неделе дизельное топливо, при покупке оптом, подорожало на два рубля. Вместе с тем по городу Кирову темпы строительства жилья очень хорошие, что позволяет мне в положительном ключе оценить работу застройщиков.

- Вы говорили, что оплата проезда у нас должна быть не меньше 16 рублей. По карману ли это будет пассажирам? Получается, у нас все перевозчики работают в убыток?

- Я отвечу как депутат и как президент союза перевозчиков. Во-первых, в соседних регионах, например, Татарстане, стоимость проезда – 18 рублей. Там две категории льгот. В Нижнем Новгороде – 15 рублей, скоро поднимут до 18-ти. В Йошкар-Оле, где население в два раза меньше, чем в Кирове, существует коммерческий и муниципальный транспорт. Проезд стоит 14 рублей. Прожиточный минимум там ниже нашего, а цена на проезд выше. Весной в Кирове цену на проезд подняли, но оставили столько же категорий льгот, двадцать шесть. Ни в одном регионе России нет такого количества льготников. Транспортникам возмещается только 25% от суммы, необходимой для обеспечения перевозок граждан с льготными категориями. Почему такая несправедливость? Сейчас мы пытаемся что-то с этим сделать. Во-вторых, в связи с кризисом 2008 года объем пассажироперевозок снизился так как сократилось количество работников городских предприятий и заводов. Многие занялись нелегальным частным извозом, создав тем самым дополнительную напряженность на рынке. Из-за этого достаточное количество предприятий на рынке общественного транспорта исчезло или сократилось. Мы сравнили показатели августа-сентября 2010 и 2011 годов. Да, цену на проезд подняли на два рубля, но финансовое состояние перевозчиков осталось на том же уровне или понизилось. Почему? Из-за того, что себестоимость перевозок 16 рублей с 9-10% рентабельности, хотя она должна быть 25%. Чтобы не пугать народ, перевозчики при 16 рублях заложили такой процент. А если бы проезд был семнадцать рублей, то рентабельность была бы 15%. Вот какой на данный момент должен быть в городе тариф.

- Получается, низкая цена проезда – причина столь многих нареканий и претензий в адрес общественного транспорта. А что делать с нерентабельными маршрутами? Никто же не будет обслуживать их себе в убыток.

- Эти маршруты должны дотироваться, что сейчас не делается. По моему мнению, надо делить направления на коммерческие рейсы и социальные. Где будут социальные рейсы, там через муниципалитет добавлять необходимые суммы. К примеру муниципальные перевозчики («АТП», «КТП») получают ежегодно более 20 млн рублей каждый по программе. Чтобы платить дотации, нужно принимать специальный закон, и сейчас транспортный союз начал над этим работать.

- Почему такая, казалось бы, насущная проблема до сих пор не решена?

- Потому что город всегда обещал, но не делал. В настоящее время процесс уже запушен, и вскоре этот вопрос решится.

- Вы всегда высказывались за то, чтобы перевозками занимались несколько крупных предприятий. Чем это лучше, если бы это осуществляли много небольших компаний?

- Это неправда. Я ратую за то, чтобы у нас всем справедливо были розданы почести. Я имею в виду и общественный транспорт, и таксомоторы. Я за то, чтоб у предприятий не было фальшивых договоров. Например, есть перевозчик, и у него три автобуса. Ему надо держать механиков, слесарей, медика. Если он получит прибыль с трех единиц техники, сможет ли он содержать всех? Нет. Предприятие, которое имеет 50 и более транспортных средств, такую возможность имеет. Я за укрупнение предприятий. Должно быть лицензированное предприятие, у которого есть квалифицированные механики, медики, соблюдаются условия водительского стажа. И только тогда пассажир может спокойно садиться в автобус. Люди должны работать на постоянной основе, а не по договорам. Давайте по-честному. Вот, например, есть ПТП. В нём работают частники. Допустим, в автоколонне 1217 стоит некий И, не будем уточнять имен. Ну не поедет же он из колонны проходить медика, потом осмотр автобуса. Это просто не успеть сделать. Ясно, что он работает по фальшивому договору. Если ты принадлежишь этой организации, то будь любезен, встань и стой на этом предприятии и проходи там все осмотры, а не ставь транспортное средство у забора. Возьмем таксомоторы. Водитель, скажем, работает до 17 часов на заводе, вечером вышел уставший, прикрепил «шашечки» на крышу и поехал таксовать. Его никто не проверил. Это может привести к печальным последствиям, и таких случаев много. Люди должны работать профессионально, что таксомоторы, что автобусные парки.

- Что это за организация – «Вятский транспортный союз», и кто туда входит?

- В него входят все перевозчики города Кирова, муниципальные и частные, кроме таксомоторов. Это некоммерческая организация, созданная для того, чтобы регулировать отношения между предприятиями, занимающимися транспортными услугами, администрацией города и ветвями власти. 1 октября этого года меня избрали президентом этой организации.

- Кроме всего прочего, вы – член комитета ОЗС по законодательству и местному самоуправлению. Как вы считаете, насколько наши люди самостоятельны? Инициативы должны идти, прежде всего, «cверху» или «снизу»?

- Полномочия муниципалитетам давать нужно. Но при жестком контроле «вертикали власти». Почему? Возьмем хотя бы межбюджетные отношения. Сначала всё отдаем вверх, а потом сами выпрашиваем. В районах такая беда, что все сидят на дотациях. Если дать больше власти районным муниципалитетам, и они будут понимать, что деньги, которые они зарабатывают сами, будут оставаться у них, то (это мое личное мнение), местные власти работали бы больше. Был бы стимул привлекать инвесторов, придумывать способы развития имеющихся производств. А если они сидят на дотациях, то какая им разница, работает у него кто-то, не работает, уехали люди, закрылось предприятие или нет. Сейчас нет такого огонька, стимула, которого бы они хотели. А если бы мы отдавали большинство им, а прибыль не забирали в областной бюджет и выше, то местные муниципалитеты были бы заинтересованы в хорошей работе. У нас много красивых, хороших мест. Я скажу по Юрье: есть крестный ход в Верховино. Там можно так всё разработать, придумать… Но очень медленно, неохотно всё идет. Конечно, полномочиям наделять надо. Но и о жестком контроле не стоит забывать. Скажу больше. Почти все главы районов представляют «партию власти». Это, на мой взгляд, одна из причин, почему работа идет ни шатко, ни валко. Нужна разнопартийность, люди, которые знают свою работу, а не просто поставлены по разнарядке. Ставят кого попало, но не профессионалов. А у нас, если посмотреть, ключевые посты занимают бывшие военнослужащие. От этого местное самоуправление тоже не оказывается в плюсе.

- Известно, что кто хорошо работает, хорошо отдыхает. Вы предпочитаете отдыхать на своей малой Родине?

- Я увлекаюсь охотой и поэтому чаще отдыхаю здесь. Еще люблю кавказские минеральные воды, город Кисловодск. Очень люблю горы: Домбай, Эльбрус. Иногда бываю за границей: Турция, Египет, Италия, Германия.

- Как вы считаете, их жизнь сильно отличается от нашей?

- Я всегда наблюдаю, как живут люди в разных странах. Будучи директором автотранспортного предприятия, я ездил в Европу и сравнивал их систему перевозок с нашей. В Италии метро напоминает давно не убиравшееся отхожее место, с московским не сравнить. Автобусы там ходят по расписанию, но если он забит пассажирами полностью, то больше никого не садит и едет дальше. От пассажиров жалоб в таком случае не возникает, люди ловят такси или идут пешком. В Европе все трудятся. Человек, получая две тысячи евро, около тысячи тратит на коммунальные услуги и прочие платежи, но ему надо их заработать. У нас человек не хочет работать. По нынешнему российскому законодательству безработные получают «минималку». Зачем человеку работать? Я считаю, что у нас должна быть не оплачиваемая поддержка безработных, а информационная. С этим предложением я буду выходить в Совет Федерации. Схема проста: вы приходите в центр занятости, там дают информацию, куда можно трудоустроиться, помогают приобрести новую профессию. Если человек привык жить на пособие, то он и не будет работать. Возьмём снова пассажирские перевозки. В Москве 80% водителей – гастарбайтеры. В Питере – процентов шестьдесят. Мы сами, русские, отучили себя работать, а потом жалуемся, что везде плохо. Человек должен работать, зарабатывать и на это жить. А в настоящее время люди стремятся на биржу труда, лишь бы не трудиться.

- Как можно объяснить лень?

- Во-первых, это социалистическое наследие, во-вторых, практически полное отсутствие среднего профессионального образования. У нас закрыли множество ПТУ. Сейчас одни университеты и институты. С кем мы будем работать дальше, через 10 лет?

- Недавно я прочитал в прессе справку о том, что к 2017 году в России дефицит рабочих кадров составит не меньше 80%.

- Вы читали, а я это подтверждаю! Дефицит ощущается уже сейчас. У нас люди идут учиться в институты, но после него не могут полноценно трудиться. Государство поступило очень неправильно, приняв решение о сворачивании системы начальной профессиональной подготовки. В многих сферах кадров не хватает, несмотря на достойный заработок. Мы тоже вели свои подсчёты, и получилось, что к 2020 году будем работать с одними гастарбайтерами.

- Вернёмся всё же к отдыху. Почему вы предпочитаете именно охоту?

- Для меня это, прежде всего, возможность подышать свежим воздухом. Когда я приезжаю на охоту, то забываю обо всём. Это отдых для головы, наслаждение от красивой природы. Ощущения словами не передать. Я лучше не пойду в отпуск, чем не съезжу на охоту в свой родной Юрьянский район.

- Следите ли вы за состоянием дел на малой Родине?

- Да, и я очень недоволен вырубкой леса и работой лесных служб. Лет двадцать назад по лесу еще ходить было удобно, сейчас же валки идут безалаберные, в лесу большой хаос. Это уже не смешно и пора лесному комитету браться всерьёз за это дело. Поля зарастают, но одно радует, что экология не будет нарушена (Улыбается.)

Роман ФОФАНОВ

«Конкурент», № 37 от 13.10.2011

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 23.11.2011 12:16:42