Николай БУСЫГИН: «Нужно работать, пока есть силы»

17 ноября 2011

Конкурент беседует с заместителем Председателя Законодательного Собрания Кировской области.

«Коридоры власти» - это не абстрактное выражение, а вполне конкретные помещения, где ходят люди, от которых зависит всё, кроме, пожалуй, природной стихии. Крайне важно, чтобы Люди эти были с большой буквы «Л», компетентными в своем деле. Всё это можно сказать про Николая Георгиевича Бусыгина, опытнейшего производственника, старейшего депутата (по общему сроку полномочий) в вятском парламенте. В служебном кабинете его застать непросто: постоянные разъезды по области с целью решения насущных вопросов жителей нашего региона, регулирование деятельности Законодательного Собрания, совещания, встречи, работа в самом ответственном комитете по бюджету… Всего перечислить невозможно. Но Николаю Георгиевичу не привыкать: тяга к результативному труду укоренилась в нём с детства.

- Николай Георгиевич, вы начинали учиться в «политехе», а окончили сельскохозяйственный институт. Во время учёбы поменялись ориентиры?

- Это было в первый год, когда организовали «рабфак». Мы поступали после армии. Я служил в Плесецке, рабочем космодроме в Архангельской области связистом-телеграфистом. Мы с друзьями тогда определились, что едем и поступили на «рабфак». Демобилизовались мы в октябре, и, приехав в Киров, сразу поступили на рабочий факультет кировского политехнического института. Это был «нулевой» факультет для тех, кто поступает не сразу после школы, а с производства или после армии. До мая мы прошли всю школьную программу. Здорово, конечно, нас тогда поднатаскали преподаватели политехнического института и мы все хорошо сдали экзамены. Тогда был очень модным факультет автоматики и вычислительной техники. И мы туда поступили. Я думал тогда, что, может быть, для нас будет снисхождение, билеты попроще. После нас сдавали «дневники», и мы ходили смотреть, как они сдают, по каким билетам отвечают. Оказалось, что к нам снисхождения никакого не было, нас просто очень хорошо подготовили за эти полгода. На мой взгляд, это было правильное решение преподавателей. Поступив на ФАВТ, отучившись там год, я понял, что это – не моё. Моя жена этот факультет закончила, мы с ней учились вместе с первого класса еще в Малмыже. А я перешел в сельхозинститут, поскольку с самого детства отец-председатель колхоза брал меня с собой ездить по полям и фермам, и затем ко мне пришло осознание, что техника – это моё. Я благодарен судьбе, что вовремя сообразил и ушел в нужный мне институт.

- Не у каждого бизнесмена есть диплом кандидата наук. У кого-то не хватает времени, у кого-то – терпения. Как этого добились вы, без отрыва от производства? На какую тему была ваша диссертация?

- Это получилось опять-таки волею судьбы. Да, сложности у нас пошли после перестройки, в 1990-92-м годах. А в 1995-97 годах денег в обороте вообще не было, шел сплошной бартер. И как сделать так, чтобы наши сельхозпроизводители имели всё к началу весенне-полевых работ, заготовке кормов, уборке урожая? Для этого нужны удобрения, техника, запчасти, другие материальные ресурсы. В то время я возглавлял «Вяткаагроснаб». Мы создали продовольственную корпорацию, нам поддержал Логинов Алексей Петрович, он был заместителем губернатора по сельскому хозяйству, поддержал губернатор Владимир Нилович Сергеенков. Мы практически со всех предприятий Кирова и области брали ресурсы и отвозили их на те заводы, откуда нам нужно было получать технику, запчасти и удобрения. Мы взяли на себя все бартерные процессы. В результате получилось, что в нашей северной области (севернее нас уже ничего не выращивают) мы оставили объемы сельского производства в 1996-1999-м годах на прежнем уровне. Когда в 1999 году министром сельского хозяйства стал Алексей Васильевич Гордеев, то ему доложили об интересном кировском опыте, что они на северах не кричат, а дело делают. Он организовал здесь всероссийский семинар. Собрались все регионы России и посмотрели, как мы организовали весь процесс, который привел к тому, что сельское хозяйство было обеспечено материально-техническими ресурсами. После этого семинара я был приглашен работать в Москву и возглавить «Росагроснаб», это бывшая «Россельхозтехника». В свое время в СССР самое крупное министерство было как раз «Союзсельхозтехника», «Россельхозтехника». Как говорят, «государство в государстве». Переехал я не сразу, год сомневался, но, всё же, в 2001 году переехал в Москву. И эта работа, которая проводилась в сложные 90-е года, легла в основу диссертации «Экономическое регулирование рынка материально-технических ресурсов в сельском хозяйстве». Кстати говоря, защита была очень непростая. Передо мной защищался преподаватель из Смоленского сельскохозяйственного института. Понятно, что ему задавали вопросы из учебника. Когда я защищался, работая тогда на российском уровне, у меня был полный зал народа. Вопросов было море. Времени на защиту было двадцать минут, я отвечал в течение часа. Но мне было легко отвечать, я прошел путь от районной «сельхозтехники» до директора «Росагроснаба».

- Как вам удалось удержаться «на плаву» в сложные времена, когда много организаций исчезло?

- Да, если говорить о предприятиях нашей сферы, то из восьмидесяти с лишним регионов половина обанкротилась. Причина, в первую очередь, та, что руководство предприятий не перестроилось. Привыкли жить в условиях государственной экономики. А что это такое? За регионы все вопросы решала, например, у нас, «Облсельхозтехника», которая обращалась в «Союзсельхозтехнику» и «Россельхозтехнику», далее в министерство сельского хозяйства. Все эти структуры занимались планированием в отрасли. Когда я работал в межрайонной организации, то надо было ехать в Москву и защищать там объёмы ресурсов для сельского хозяйства, для этого требовалось досконально знать под какую урожайность, под какие площади нужны ресурсы и их нам нужно столько-то. Работа у нас сезонная. Если вовремя не уберешь урожай, то потери огромные. Если говорить о комбайнах, то чтобы убрать урожай в установленные сроки, нам требовалось 14000 комбайнов в область. Тех марок, которые тогда были: «Нива», «Дон». У нас было 10000. В год списывалась тысяча комбайнов. Раз в десять лет нужно и машину менять, будь это хоть «Мерседес». И мы ежегодно говорили, что нам нужна тысяча, а лучше тысяча двести. Мы всё-таки стремились добрать до 14000 комбайнов. Эта арифметика присутствовала везде, касаясь тракторов, комбайнов, кормоуборочной техники и т.д. В конечном итоге задача была принять, обслужить и доставить в хозяйство. Для этого были кредиты, под два процента, что было совершенно незаметно. Когда пошли рыночные отношения, кредиты стали под 200% и более. Как под 200% взять и купить комбайн, который должен работать три недели в году? Это сложности мы решали, как могли. Мы быстро перестроились, создали продовольственную корпорацию, занимались зерном, мясом, консервацией, лесом. Всё это аккуратно запускали таким образом, что в село в конечном итоге приходили те же комбайны и трактора.

- Как изменилось сейчас соотношение продаваемой техники по сравнению с прошлыми десятилетиями?

- Заказов немного. Техника стала другая, более современная. Даже наш завод «Россельмаш» - флагман сельхозмашиностроения, ставит на свои машины импортные узлы и агрегаты. Стараемся нашу технику подогнать под западные стандарты, чтобы была не хуже, чем тот же «Джон Дир» «Фендт», «Нью Холанд». Но надо понимать, что это – очень дорогая техника. Раньше «Волга» стоила 5500 рублей, на эти деньги можно было купить два зерноуборочных комбайна. А сегодня «Волга» стоит 400 тысяч, а комбайн – до семи миллионов рублей. Конечно, возможности совершенно другие, техника хорошая, сделана для человека. Там есть кондиционер, гидравлика, компьютеры. Всё это даёт облегчение в работе механизатору.

- В нашей области есть такие чудо-комбайны?

- Есть. «Нью Холанды», «Кейсы», «Джон Диры». Наши комбайны сейчас неплохие, например, «Торум», «Акрос». Я думаю, что в ближайшем будущем сельхозмашиностроение у нас оживет. Но помогать, конечно, надо. «Россельмаш» сегодня уже подтягивается до уровня зарубежных комбайнов. Пока нет достойных тракторов, но процесс идёт.

- Николай Георгиевич, больше семи лет вы работали в Москве. Почему не остались там и далее?

- Как я говорил, меня туда пригласили на работу. Задача была Гордеевым поставлена: то, что мы делали в области, нужно было применить на всю страну в целом, перестроить российскую систему материально-технического обеспечения сельского хозяйства для работы в рыночных отношениях. Я ехал изначально на четыре года, семья осталась здесь. Четыре года пролетело, потом пришлось еще остаться, потом еще. В это время 250 дней в году я был в командировках, объехал все регионы России. Просто так куда-то написать бумажку ничего не дает. Приезжаешь хоть в Тыву, хоть в Новосибирск, хоть в Краснодар и разговариваешь с руководителями тех же областных агроснабов, проводишь встречи на уровне министра сельского хозяйства. Вот этим я занимался. Отработав свой срок, я сказал, что вот, есть люди, одному 45 лет, другому 44, есть молодежь на смену. И вернулся домой. Я считаю это правильным. Если провести параллель с выборами Президента, то два срока отработал – уступи другому.

- Вы – «старожил» ОЗС. Как вы можете вкратце охарактеризовать губернаторов, с которыми работали, как происходило развитие вятского парламента?

- В принципе, все губернаторы старались работать и поднимать Кировскую область в число достойных для проживания регионов. Все работали с полной выкладкой. Но нужно понимать сложности Вятского края. Огромная территория, 120 тысяч с лишним квадратных километров. Тот же Татарстан и Нижегородская область в два раза меньше. А какие средства нужно на содержание тех же дорог и всего прочего. С другой стороны смотрим: Коми – нефть и газ, Удмуртия – нефть и газ, Татарстан – нефть и газ. У нас этого нет. У Татарстана территории в два раза меньше, а бюджет – в четыре раза больше. Вот и всё. В рынке мы конкурируем. Даём, допустим, миллиард рублей из бюджета региона и федеральный выделяет еще миллиард. Татарстан только из республиканского бюджета ассигнует 16 миллиардов на поддержание своего села. Поэтому здесь очень непросто. Киров – это сплошь оборонные предприятия, перевезенные сюда с началом Великой Отечественной войны. Их очень сложно перестроить в отсутствие заказа на военные нужды для производства товаров народного потребления. Короче говоря, проблем хватает. Что касается моей депутатской работы, то в 1996 году Петр Филиппович Налимов (бывший заместитель председателя облисполкома по сельскому хозяйству) встретил меня на ступеньках департамента сельского хозяйства и говорит: «Так, Николай Георгиевич, а ты почему не депутат?» «Как почему? – отвечаю – я – производственник, а не депутат». «Нет-нет, ты работаешь давно, люди знают, есть авторитет». Он, по сути дела, меня подтолкнул к тому, что во второй созыв Законодательного Собрания я прошел по Малмыжскому избирательному округу. Я все эти годы помогал, как мог, сельскому хозяйству своего округа, проводил депутатские приемы, чтобы люди могли напрямую обратиться со своими вопросами.

- Что входит сегодня в круг ваших обязанностей?

- Кураторство комитета по бюджету и комитета по аграрным вопросам и развитию сельских территорий. Понятно, что каждый год в рамках принятия бюджета (основного закона Кировской области) возникает много споров. Дыр много, денег меньше, и хочется так всё грамотно распределить, чтобы поддержать всё по возможности. Приходилось мне всегда отстаивать позиции по сельскому хозяйству. При всех губернаторах старались этому вопросу уделить максимальное внимание. Хотя понятно, что по нашим площадям, по нашему количеству сельхозтоваропроизводителям помощи недостаточно. К тому же меняются климатические условия. Этот год еще раз показал, что на наших землях реально получать больше пятидесяти центнеров с гектара. Это показатели Краснодарского края. В прошлом году все помнят страшную засуху. В июне я ездил по южным областям. Жуть! Всё выжжено. У нас пострадали в основном южные районы: Малмыж, Вятские Поляны. Заготовкой кормов Татарстан занимался у нас. Можно сказать, что это мы спасли животноводство этой республики.

- Судя по результатам последних выборов, у партии «Единая Россия» не очень хорошие позиции в регионе. Как вы планируете выправить ситуацию?

- Всегда есть ведущая партия, у которой большинство в парламенте, и любая партия такого масштаба, какой бы она ни была, подвергалась бы критике. 20 лет идет перестройка на рыночную экономику. Есть непонимание, неправильная оценка происходящего и ошибки, которые нужно правильно воспринимать, делать их этого выводы. Понятно, что оппозиционные партии на этих моментах строят вся политику. Надо понимать, что такую огромную страну как Россия (которая занимает 1/6 часть суши) перестроить в рыночную экономику было непросто. Взять европейскую страну вроде Швейцарии. Там руководитель может за час доехать до любого места государства и проверить. С другой стороны, все мы понимаем, что границы открыты, у нас многие люди были за рубежом и видели, как живут там и могут сравнить. Наша страна сильно пострадала в 20 веке: две мировые войны, революция, гражданская война. Наш народ сыт по горло лихолетьем. Сегодня, как никогда, нужно единство для того, чтобы наша страна, в конце концов, стала на ноги. Сегодня «Единой России» есть что сказать, что сделано, в первую очередь, для народа. Я говорю всем: можно сколько угодно критиковать. Но вспомнить такую «мелочь»: раньше в Малмыже был один «Москвич» в частных руках. Теперь там сложно иногда пройти из-за транспорта. Граждане привыкают, они достойны этой жизни. Посмотрите, как сейчас люди одеты, как они одевают своих детей. Разница по сравнению с советскими временами огромна. Проявить себя сегодня может любой, кто хочет работать, например, открыть свое дело. И у многих получается.

- Один из вопросов, на который вы обращали свое внимание – это антикоррупционное законодательство. Какие шаги сделаны в этом направлении?

- Вы, наверное, в курсе дела, как ставят вопросы Президент и Председатель Правительства, какие законопроекты сегодня приняты, что принимается. Ужесточаются законодательные акты относительно коррупционеров. В первую очередь, мы адаптируем федеральные законы для территории Кировской области. Ни для кого не секрет, что в годы вхождения в рыночную экономику, когда шли практические неуправляемые процессы, многие фирмы «крышевали» те же правоохранительные органы. Эти вопросы каcаются всех регионов. Кого-то меньше, кого-то больше. Но, на мой взгляд, как патриота Кировской области, нас это меньше коснулось, чем, допустим, южные провинции. Вятский народ отличается от населения юга. Здесь всегда были суровые климатические условия, поэтому народ менее избалован, привыкли трудиться и жить тем, что есть.

- Николай Георгиевич, как вы оцениваете ситуацию в образовании?

- На мой взгляд, тот уровень образования, который давали наши институты, надо бы выдержать. А когда пошли филиалы, платное обучение, то тут всё понятно: деньги платишь, тебе тройку ставят. Отсюда и думайте, кто завтра придет с таким дипломом на производство или в медицину и так далее. Сейчас это уже контролируют, появились новые требования. Думаю, в скором времени положение исправится.

- Удается ли вам выкраивать время на отдых, быть с семьей?

- Этот вопрос, как говорится, не обойдешь. Как я уже говорил, с женой мы знакомы с первого класса, у нас два внука и две внучки. Жизнь пролетела одним махом. Потому что хоть в плановой экономике меня раньше восьми-девяти вечера дома не было, а тем более в рыночные времена, когда нужно было решать всё самому, чтобы предприятие жило, времени не было абсолютно. На работе в Москве постоянно поезда, самолеты, поездки… Когда переходил в Законодательное Собрание, мне посчитали, что у меня есть 162 дня отпуска. Обычно на десять дней вырываюсь в отпуск, этого хватает на восстановление сил.

- Где вы предпочитаете отдыхать?

- У нас на Чёрном море. Раньше самолеты в Анапу летали, теперь это снова возобновилось. Ребёнка под мышку – и дикарем, где устроишься. Без претензий были к сервису, лишь бы было, где переночевать, а так целый день с детишками на море. И как-то привыкли в таком ритме жить. В этом году удалось на десять дней съездить. Хоть, думаю, отдохну, всё-таки есть 162 дня отпуска. Сейчас со внучками четырех и десяти лет в компании, вперёд, в Анапу, купаться.

- У вас большое семейство.

- У младшей дочки трое детей, две девочки и мальчик. Молодцы, я это поощряю. Старшая дочь живет в Москве, внуку уже 14 лет. Как-то раз поехал в командировку, она заканчивала тогда школу, и я предложил ей поступать в московский вуз. И она поступила в государственный университет физической культуры (ГЦОЛИФК), хотя был высокий конкурс, из абитуриентов – половина иностранцы. После окончания университета осталась жить и работать в Москве. Но собираемся мы всей семьей на Новый год всегда у нас, катаемся на лыжах в Порошино. На мой взгляд, очень важный вопрос – демографический. Для огромной страны 140 миллионов населения – это очень мало, и население не растет, а уменьшается. Нужно, чтобы в семье было не по одному-два ребенка, а больше. Люди, когда почувствуют уверенность в завтрашнем дне, то и дети будут. Для этого нужно создавать условия, особенно на селе. Чтобы жизнь и работа на селе ценились не меньше, чем в городе, чтобы у людей были все социальные блага. Многие фермеры, создавшие хозяйства и родившие детей в 90-х годах, только по причине отсутствия инфраструктуры вынуждены были уехать в город. Эти вопросы надо срочно решать.

- Вы уже немало сделали в своей жизни. Есть желание уйти на заслуженный отдых или ваша жизненная позиция – работать, пока есть силы?

- Я считаю, что нужно работать, пока есть силы. Уж какую должность занимать – это второй вопрос. И обязательно нужно, по завершении определенного периода, отчитаться о сделанном. Когда я заканчивал работать в Москве, собрал всех (наверное, неожиданно для коллектива) и показал в диаграммах, с какой прибылью я принял, с какой прибылью сдаю. Вот какая была зарплата, вот какая она стала. Вот какие были объёмы, вот какие они стали. На 23-х диаграммах было всё чётко написано. Сказал молодежи, чтобы старались и не роняли показателей, иначе снимем с работы. А сам вернулся сюда, в Киров, продолжать работать.

Роман ФОФАНОВ

«Конкурент», № 42 от 17.11.2011

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 23.11.2011 12:25:27

Последнее изменение: 23.11.2011 12:28:45