«У нас за длинным рублем никто не ездит», или Почему доярки СПК «Красное знамя» зарабатывают по 40 тысяч рублей

2 февраля 2012

В свое время мне довелось достаточно плотно общаться с руководителями сельхозпредприятий. Разные это были люди… Многие из них даже сумели относительно благополучно пережить время политических и экономических потрясений, но ни у одного не было абсолютной уверенности в завтрашнем дне. Тогда и речи не могло быть о том, чтобы взять на буксир какое-нибудь отстающее хозяйство, готовое вот-вот пойти ко дну. В лучшем случае у него арендовали технику или поля да приглашали на работу специалистов. Тех, кто еще не спился или не переехал куда-нибудь в поисках лучшей жизни. И постепенно с карты области стали исчезать названия колхозов, а вслед за ними и населенных пунктов…

Сегодня все еще звучат очень осторожные оценки состояния отрасли сельского хозяйства в России. Селяне по-прежнему страдают от капризов природы и скачков цен на ГСМ, недостаточного внимания со стороны государства и неправильной социальной политики, фактически направленной на развал сельских территорий. Положение сельхозпредприятий нашего региона в целом остается довольно сложным, несмотря на увеличившиеся объемы господдержки. Но аграрии не те люди, которые пасуют перед трудностями – они их, скорее, закаляют. Если уж выжили в годы, когда многим казалось, что сельское хозяйство на грани вымирания, значит, есть силы развиваться и двигаться дальше.

Делать как положено

Выездное заседание аграрного комитета областного Законодательного собрания на этот раз проходило в СПК «Красное знамя» Куменского района. Узнав о том, что зарплата доярок в этом хозяйстве доходит до 40 тыс. рублей, я представила себе суперсовременные животноводческие комплексы – подстать тем, что не стыдно демонстрировать премьеру или президенту. Просторные помещения, стерильная чистота, породистые животные, компьютерное управление… Ну, в общем, мало ли чего еще не нарисует разыгравшееся журналистское воображение!

Все оказалось не так: обычные фермы (их было три), чистенькие, но далеко не новые, местами требующие хорошего ремонта, типичное оборудование, коровы традиционной для наших мест породы… И люди, как выяснилось, трудятся те же, что и раньше. Вот только результаты работы другие: надои молока выросли в разы. Зарплаты – тоже.

Гости, среди которых было немало руководителей сельхозпредприятий, все допытывались у хозяина – депутата Заксобрания Владимира Шулаева – как так? Ведь на первый взгляд ничего, кроме дополнительной головной боли, присоединение «слабаков» не дает. И сам Владимир Леонидович позже признался, что только в одно из присоединенных хозяйств – «Рассвет» – СПК вложило свыше 50 млн. рублей! Нужно было расплатиться со всеми долгами, сделать ремонт, приобрести оборудование, рассчитаться с людьми, которые порой не получали зарплату по полгода. Какие уж тут надои – скот начали резать, потому что кормить было нечем. Последние корма народ прямо с фермы растаскивал – продать и на что-то жить. Казалось, тут нужны нечеловеческие усилия, чтобы повернуть ситуацию вспять. Причем не только с экономической, но и с психологической точки зрения: не так-то просто изменить сознание людей, которые разуверились во всем, в том числе и в себе…

Но Владимир Леонидович на революционера не похож, наверное, поэтому и не склонен к глобальным преобразованиям. Процесс присоединения отстающих хозяйств происходил пусть не без ошибок, но по вполне понятным принципам, отработанным в «Красном знамени».

«Нужно делать как положено и ни в чем не сомневаться», – считает Шулаев. Положено доярке работать посменно, значит, так она и должна работать. Корма должны подвозить вовремя, без опозданий. В рационе буренок должно быть все необходимое. Заработная плата должна напрямую зависеть от надоев – тогда и отношение к коровам будет совсем другое, их станут холить и лелеять.

Все просто. Аграрии качали головами и, удивляясь, говорили, что у них и фермы лучше, и кадры есть, и техника, и корма, а надои – ниже. Не зря, видно, говорят: одна мучка, да разные ручки…

Принято считать, что на селе практически не остается молодежи, но в «Красном знамени» опровергают и этот стереотип. На ферме в Бельтюгах я разговорилась с двумя молодыми женщинами. Выяснилось: обе перебрались сюда из других районов, одна из Сунского, другая – из Лебяжского, когда местные хозяйства приказали долго жить. На вопрос, где живут, ответили, что СПК предоставило им жилье. Дети устроены, зарплаты вполне приличные не только по деревенским, но и по городским меркам – от 18 тыс. рублей и выше. Так стоит ли искать лучшей жизни?..

– У нас из Парфеновщины (там находится головная контора СПК. – Прим. авт.) уже 11 лет никто не ездит на север за длинным рублем. А безработных всего человека 4 на весь поселок, – рассказал Владимир Леонидович.

Разговор в дороге

Пока переезжали с фермы на ферму, я взяла у Шулаева импровизированное интервью прямо в автобусе.

– Владимир Леонидович, до сих пор бытует мнение, что в сельском хозяйстве зарабатывать невозможно.

– Но мы-то зарабатываем.

– В том-то и дело! Как у вас это получается?

– Просто работаем, делаем свое дело. Мне это интересно, и я этим занимаюсь. Уже 12 лет.

– Строите ли вы жилье для работников?

– Да, строим рубленых 3-4 дома в год. Это, конечно, немного, но нужно менять подход к этому вопросу со стороны государства, потому что нуждающимися в жилье очень часто оказываются не самые лучшие люди. Получается, что дома мы должны строить для бомжей, а не для нормальных граждан.

– Поддерживает ли СПК социальную сферу? Не секрет, что многие от этого отказались…

– Стараемся поддерживать. Понимаете, мы не удержим специалиста, если ему, например, некуда будет пристроить детей: сколько ни плати, он все равно сбежит. А без высококвалифицированных кадров не добиться высоких результатов – тут все взаимосвязано. Потому в селе Ардашиха, где много детей, на условиях софинансирования с областным правительством строим спортзал. В Парфеновщине доплачиваем руководителю клуба столько же, сколько он получает от государства, а тренеру по футболу сами платим зарплату.

– Основное направление деятельности хозяйства – животноводство. Куда реализуете молоко?

– В Киров, в Нижний Новгород. Цены в общем-то не сильно отличаются.

– Насколько это прибыльно?

– В прошлом году мы получили 80 млн. рублей прибыли. И это при том, что у нас все еще идет процесс присоединения хозяйств.

– Собираетесь ли приобретать скот других пород?

– Нет, у нас все свое, хорошей селекции. Есть корова, которой уже 7 лет, а доит она по 60-л в сутки. Зачем нам еще кого-то покупать, если свои могут столько доить?

– Вы сегодня не раз упоминали об областной программе по присоединению отстающих хозяйств. Что она дает?

– Присоединяя очередное хозяйство, мы каждый раз теряли года два на то, чтобы они стали рентабельными. В «Рассвете», например, все пришлось отстраивать заново. Сейчас, когда нам будут помогать, процесс пойдет быстрее, и по нашему пути пойдут другие сельхозпредприятия.

Помощь от депутатов

Об этой программе позже довольно подробно говорили на совещании. Принятию ее предшествовали жаркие дискуссии в Законодательном собрании, но в конце концов депутаты пришли к выводу о ее необходимости. По словам заместителя главы департамента сельского хозяйства Ирины Головковой, программа нацелена на то, чтобы помочь тем, кто сам себе помочь уже не в состоянии. Проект обсуждался примерно полгода, ведь необходимо было учесть в нем интересы как сильных, так и слабых хозяйств. Участвовать в нем, по словам Ирины Вадимовны, могут только предприятия высокой эффективности. Для их участия в программе критерий один – надои молока на корову за предыдущий календарный год должны быть не менее 85% от среднеобластного показателя. Для слабых хозяйств критериев три: уровень надоев, заработной платы и выручки на одного работника.

Присоединение возможно двумя способами: либо напрямую, либо с вхождением в уставный капитал и образованием новых юридических лиц. В «Красном знамени» пошли по первому пути.

На реализацию программы по присоединению в бюджет области заложено 60 млн. рублей. 6 миллионов получит СПК «Красное знамя», опыт которого наверняка будет востребован другими хозяйствами.

Члены аграрного комитета не могли не поинтересоваться у Шулаева планами на будущее. Есть у него мысли насчет беспривязного содержания скота – самой прогрессивной на сегодняшний день технологии, признанной во всем мире. Опыт ее внедрения Владимир Леонидович изучал в Израиле и считает организацию сельского хозяйства в этой стране наиболее оптимальной. Но для этого требуются высококвалифицированные специалисты – от ветврачей до бригадиров, чтобы не наломать дров и не погубить скот. Так что наполеоновских планов Шулаев не строит: пусть что-то выйдет не сразу, но наверняка.

Елена Курбатова 

«Новый вариант», № 5 от 02.02.2012

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Размещено: 09.02.2012 08:00:22